Главная → Использование → Статьи, информации

Ветроэлектростанция и другие изобретения Ю.В. Кондратюка (1897-1942)



   В 1930-х гг. прошлого века в Советском Союзе развернулось масштабное использование энергии ветра1. Тогда было освоено производство разнообразных маломощных ветроустановок мощностью 3-4 кВт, выпускавшимися    целыми сериями. В 1931 г. в СССР заработала крупнейшая (на тот момент) в мире сетевая ветроэнергетическая установка   мощностью 100 кВт, вслед за ней на юге страны были установлены десятки подобных ветрогенераторов. Отрасль начала стремительно развиваться. В 1938 г. в Крыму развернулось строительство ветроэлектростанции мощностью 5 мВт. Об истории проектирования и строительства этой ветроэлектростанции, ее создателе Ю.В. Кондратюке и пойдет речь.

  В 1925 г. на Северном Кавказе началось сооружение нескольких крупных зерновых элеваторов. По направлению московской конторы «Хлебопродукт» на Крыловский элеватор прибыл Ю.В. Кондратюк, вскоре зарекомендовавший себя зрелым и опытным механиком.

  21 апреля 1926 г. Ю.В. Кондратюк подает свои первые заявки на изобретения «Приспособления для погрузки зерна в вагоны» и «Счетчик к автоматическим весам на элеваторах»2.

4 августа 1926 г. Ю.В. Кондратюк подал заявку на изобретение «Приспособление к выпускной трубе элеватора-зернохранилища для погрузки зерна в вагоны»3. В октябре этого же года он был переведен старшим механиком на строительство Эльхотовского зернового элеватора в Северной Осетии, где на практике применил подвижную опалубку при железобетонных строительных работах. В Эльхотове судьба свела Ю.В. Кондратюка с районным инженером конторы «Хлебопродукт» П.К. Горчаковым. Эта встреча круто изменила всю его жизнь. Как утверждает Б.И. Романенко4, «какая-то тайна окружала их взаимоотношения. П.К. Горчаков что-то знал (может быть, «превращение» А.И. Шаргея в Ю.В. Кондратюка5) и за это знание получал определенную плату. Почти во всех творческих заявках Ю.В. Кондратюка на различные изобретения он выступал как соавтор. Во многих начинаниях Ю.В. Кондратюка он неизбежно был рядом и обязательно занимал начальствующий пост… А пока он начал с того, что по его инициативе Ю.В. Кондратюк в апреле 1927 г. был переведен техником по строительству зерновых элеваторов в Западно-Сибирскую область»6. Он увлечен работой, занимается усовершенствованием и изобретением отдельных механизмов и приспособлений.

20 марта 1928 г. Ю.В. Кондратюк подает заявку на изобретение «Ковш для элеватора-транспортера»7, 14 декабря 1929 г. - заявку на «Способ воздвижения силосов»8. В это время Кондратюк, как записано в справке Сибирской краевой конторы Всесоюзного государственного акционерного общества «Союзхлеб», подписанной Горчаковым и Лубенским, «служит в Акционерном обществе «Союзхлеб» в должности заведующего проектно-монтажным отделом элеваторного управления в г. Новосибирске»9.

Комитет по делам изобретений ВСНХ СССР не торопился с решением и только 2 сентября 1930 г., не усмотрев патентоспособной новизны, принял решение в выдаче патента отказать, т.к. «предлагаемое заявителем деление силосов перегородками на отдельные ячейки уже применяется в Германии»10. Это решение к Кондратюку не попало - 30 июля 1930 г. Ю.В.Кондратюк, вместе с несколькими другими сотрудниками «Хлебопродукта», по доносу был арестован органами ОГПУ по обвинению во вредительстве. Одним из пунктов обвинения было то, что он строил свое гигантское зернохранилище11 не только без чертежей, что само по себе являлось серьезным нарушением правил строительства, но и без гвоздей. Но время все расставило по своим местам - «Мастодонт» надолго пережил и своего создателя и его судей12.

10 мая 1931 г. Ю.В. Кондратюка осудили на три года, П.К. Горчакова – на пять. Позже по протесту прокурора Верховного суда СССР П.Л. Красикова осужденным лагеря были заменены ссылкой в Западную Сибирь.

После освобождения из лагеря13, в июне 1931 г., Ю.В. Кондратюк и П.К. Горчаков были направлены на работу инженерами-конструкторами по железобетону в проектное бюро № 14 ОГПУ при «Кузбасстрое» в Новосибирске14. Проработав там до августа 1932 г., они успели подать заявку на изобретение «Башенный железобетонный копер», опубликовали в «Горном журнале» три статьи по ряду специальных проблем: ускорение и облегчение проходки шахт с опалубной механизацией бетонных и породоуборочных работ, хранение бетона высокого сопротивления и постоянной крепи шахтных стволов, железобетонный копер. Но вскоре их заинтересовала совсем другая тематика.

Еще работая в Бюро № 14, Ю.В.Кондратюк ознакомился с условиями конкурса на эскизное проектирование Крымской ветроэлектростанции (ВЭС), объявленного Наркоматом тяжелой промышленности (Наркомтяжпром) и подготовил свой эскизный проект (конечно же, в соавторстве с П.К. Горчаковым). Их вариант понравился конкурсной комиссии и 28 апреля 1932 г. по представлению Наркомтяжпрома и не без участия самого Г.К. Орджоникидзе Ю.В. Кондратюка и П.К. Горчакова освобождают из ссылки для работы над проектом. В мае 1932 года Ю.В.Кондратюк получает приглашение Главэнерго НКТП СССР на участие в конкурсе по разработке проекта мощной вегроэлектростанции в Крыму, принимает участие в нем и занимает первое место.

В августе 1932 г. Ю.В. Кондратюк был зачислен в Новосибирскую краевую контору «Союзмука» на должность инженера по механизации. Но вскоре Ю.В. Кондратюк навсегда оставляет элеваторное хозяйство и переходит работать инженером в строительную группу конторы «Запсибэнерго».

В сентябре 1932 г. Ю.В. Кондратюк с П.К. Горчаковым подписали соглашение на составление эскизного проекта КрымВЭС мощностью 3-4 тыс. кВт. Через два месяца, в ноябре 1932 г., эскизный проект ВЭС был готов. К этой работе были привлечены специалист по железобетону инженер Н.В. Никитин15 и техник-строитель Б.А.Злобин16. Очень тесно переплелись судьбы этих молодых людей с судьбой Ю.В. Кондратюка.

Еще в юности Борис Алексеевич Злобин твердо знал, что станет строителем, и сразу после средней школы пошел работать арматурщиком по железобетону. Уже занимая должность руководителя железобетонных работ в Прокопьевске (Кемеровская область), он закончил в 1929 г. курсы техников-строителей. В том же году Борис Злобин был принят техником-конструктором отдела по проектированию элеваторов в контору треста «Хлебстрой» в Новосибирске. Руководителем группы проектировщиков в то время был Ю. В. Кондратюк, взявший шефство над молодым специалистом. Чуть позже в состав творческой группы Кондратюка вошел тогда еще студент архитектурного отделения Томского технологического института Николай Васильевич Никитин, дружба с которым связывала Б. А. Злобина всю жизнь. Именно Ю. В. Кондратюк заложил в своих учениках - Злобине и Никитине - стремление к поиску оптимальных решений и конструкций, приближающихся по изяществу к природным объектам.

В проекте КрымВЭС Никитин впервые приступил к разработке ряда основополагающих теорий и расчетов конструкций для сооружений башенного типа, в том числе исследованию статического и динамического воздействия ветровой нагрузки на высотное гибкое сооружение. Были продуманы вопросы практического применения высокоармированных железобетонных конструкций, основных несущих элементов узлов, в том числе и основы их возведения в скользящей опалубке. Эти теоретические и практические разработки были позже применены им при строительстве Останкинской телебашни.

При разработке эскизного проекта КрымВЭС авторами было значительно перекрыто проектное задание: при заданной мощности 3-4 тыс. кВт ими предусматривалось 26-30 тыс. кВт. Эскизное проектирование ВЭС было завершено в ноябре 1932 г.

Для защиты эскизного проекта Ю.В. Кондратюк командируется «Запсибэнерго» в Москву. Но поездка оказалась преждевременной, так как другие конкурсанты свои работы еще не представили. Выяснилось, что их соперники не выдержали сроков, их проекты были представлены значительно позднее, и, таким образом, у новосибирских проектировщиков появилось время на обдумывание деталей.

В ноябре 1932 г. Центральный энергетический совет (ЦЭС) представил сводный доклад, где говорилось о несомненном техническом превосходстве проекта Ю.В. Кондратюка и об атмосфере конкуренции и недоброжелательства со стороны ЦВЭИ17. После этого доклада специалисты Москвы и Ленинграда начали экспертизу всех проектов.

К экспертизе были привлечены ведущие ученые и специалисты различных отраслей: по проекту железобетонной башни - профессора В.М. Келдыш18, Б.Н. Жемочкин19, А.Ф. Лолейт20, К.М. Дубяга; по конструкции крыла ветродвигателя - Д.П. Григорович21; по электрическим расчетам - Р.А.Лютер22; по аэродинамике – сотрудники кафедры аэродинамики и динамики полета Ленинградского Учебного комбината Гражданского Воздушного Флота В.А. Константинов23, К.Ф. Косоуров24, В.И. Дудаков и др. Заключения экспертов хорошо сохранились25. Наибольшее число положительных отзывов получил проект Ю.В. Кондратюка.

В начале 1933 г. по настоятельной просьбе Наркомтяжпрома Ю.В. Кондратюка досрочно освободили от высылки и вскоре авторы проекта Ю.В. Кондратюк и П.К. Горчаков получили разрешение ОГПУ на поездку в Москву для защиты своего проекта.

Сохранилась стенограмма заседания Центрального Экспертного Совета (ЦЭС) от 14 и 15 апреля 1933 г. (протокол № 13) по рассмотрению эскизных проектов мощных ветродвигателей, представленных тремя разработчиками: Новосибирской группой (авт. Горчаков и Кондратюк), Харьковским институтом промышленной энергетики (авт. Алексопольский) и ЦВЭИ (авт. Макаревский и Уткин-Егоров)26.

 Председательствовал на заседании ЦЭС Долгов. В экспертную группу входили: по башням – профессора Келдыш, Жемочкин, Лолейт, Самойлов, Дубяга, Чиглинцев и Чугунов; по аэродинамике – кафедра аэродинамики Ленинградского института гражданской авиации; по электрической части – Ленинградский электрофизический институт, группа профессора Глазанова; по электромеханической части – профессора Алексеев и Вульф; по крыльям – инженер Григорович.

Общую историю осветил в своем докладе Дзюба, который, в частности, напомнил предысторию этого вопроса: «Осенью 1931 г. Г.М. Кржижановским был поставлен перед Плановым сектором Энергоцентра вопрос о создании типа мощного ветродвигателя, который мог бы удовлетворить современным условиям и масштабам электроснабжения. В результате переговоров с проектирующими организациями, которые длились примерно несколько более полугода, в апреле месяце были заключены договора с Московским Институтом ЦВЭИ и Харьковским Институтом Промэнергетики, где во главе проектной группы встал академик Г.Ф. Проскура27.

Решено было дать проектантам такие задания по ветровым условиям, которые, с одной стороны, были бы конкретными, с другой стороны, могли бы стимулировать желание создать, возможно, более мощный тип двигателя…

В результате мы получили целый ряд вариантов проектов. ЦВЭИ дал проект в двух вариантах – 3 и 5 [тыс] кВт, Харьковский институт Промэнергетики дал 5 вариантов – 4 варианта на мощность 3 т. кВт и один вариант комбинированный с башней новосибирцев на 15 т. кВт. Затем Новосибирская группа дала проект в двух вариантах: на 24 тыс. кВт и на 30 тыс. кВт. Не связанные техническим традициями мелочным общим руководством, проектанты в своей работе проявили чрезвычайно большую инициативу и дали целый ряд решений остроумных, оригинальных, причем многие из этих решений были совершенно новые»28.

После основного докладчика выступали авторы и руководители проектов. Новосибирский проект представлял Ю.В. Кондратюк (П.К. Горчаков принимал участие в прениях). Последовательно пройдя по всему проекту, он дал общую характеристику проектного материала и аргументировано объяснил особенности каждого узла.

Заслушав общие характеристики всех трех проектов, ЦЭС приступил к рассмотрению отдельных частей каждого проекта.

Первым вопросом слушали заключение экспертизы по башням. Докладчиком от Новосибирской группы был Ю.В. Кондратюк. Свой выбор типа башни (h =150 м) объяснил так: «Мы применили те конструкции, которые в последнее время развиваются в Союзе, а именно бетонные сооружения. Поскольку стояла задача возведения весьма высокого сооружения с производственной стороны ввели конструкцию такой формы, которая позволяет выполнить скользящую опалубку…

При выборе статического типа башни пришлось делать выбор между двумя возможными типами – башня, прочно заделанная в фундаменте, или башня, наподобие радиомачты, стоящей на шарнире и удерживаемой растяжками»29.

Более жестко высказался по этому поводу соавтор Кондратюка инженер Горчаков: «…из всех трубчатых железобетонных башен, как предложенного нами, так и экспертами типов, перспективным является только тип, предложенный нами, который притом является сейчас и единственным, конкретно запроектированным»30.

Проектантов поддержал профессор Ветчинкин: «Мне представляется, что башня с растяжками будет обладать большим периодом устойчивости»31.

Заслушав доклады инженера Ю.В. Кондратюка, экспертов В.М. Келдыша и А.Ф. Лолейта, а, также учитывая прения, ЦЭС постановила:
«1) Представленный материал в достаточной мере обосновывает осуществимость сооружения высокой железобетонной башни для установки мощного ветродвигателя.
2) Преимущество башни в форме ствола, опертого шарнирно и удерживаемого на растяжках, перед свободно стоящей железобетонной башней не может считаться доказанным, поэтому желательно разработать вариант свободно стоящей башни, учитывая указания относительно устройства фундамента, изменения диаметра башни по высоте и изменения толщины стенок по высоте, содержащиеся в заключение профессора Лолейта А.Ф.
3) В случае отдачи предпочтения варианту на растяжках надлежит вместо шарнирного опирания в пятовом шве осуществить непрерывный монолитный переход от ствола башни к фундаменту, осуществив последний в форме кольцевой конструкции, передающей давление на грунт с предельной допустимой величиной напряжения, соответствующей носкости данного грунта. При таких условиях можно рассчитывать, что при действии горизонтальных сил необходимая подвижность в месте прикрепления растяжек к стволу башни будет в достаточной мере обеспечена упругими деформациями:
          а) грунта под подошвой кольцевого фундамента,
          б) самого ствола башни.
4) При дальнейшем продолжении проектных работ учесть отдельные указания по вопросам расчета и по конструктивным деталям, содержащимся в заключениях профессоров Б.Н. Жемочкина и В.М. Келдыша»32.

В заключительном слове относительно башни Кондратюк сказал: «Экспертиза отдала предпочтение нашему первому варианту, мы этого решения не разделяем. Такая конструкция, в виду большего числа шестерен, нас не удовлетворяет, поскольку мы видим, что есть решение более спокойное и более дешевое»33.

Экспертом по аэродинамической части проектов всех трех проектантов был А.П. Константинов. Самую высокую оценку получил проект Новосибирской группы. В частности, эксперт отметил: «Новосибирский проект в основном сомнений не вызывает, но ввиду оригинальности и новизны, необходимо проверить всю схему регулировки практическим путем, как это все будет действовать, насколько это быстро и надежно»34.

Заслушав доклады по каждому проекту и, учитывая обмен мнениями, ЦЭС постановил:
«1. Считать идею ветроколеса, предложенную Новосибирской группой, представляющей в аэродинамическом отношении большой интерес.
2. Отметить, что аэродинамический расчет в основном не вызывает возражений, хотя отмечается некоторая преувеличенность коэффициента использования.
3. Отметить, что принцип регулирования оригинальный и допускает регулировку при работе синхронным генератором.
4. В виду возникновения сомнений относительно точности регулирования, считать желательным произвести проверку предложенной системы регулирования на опыте»35.

Заслушав заключение экспертов Алексеева и Вульфа по электрической и электромеханической частям всех проектов, и учитывая прения, ЦЭС постановил:
«1. Отметить, что в электрической и электромеханической частях все проекты представлены недостаточно разработанными, причем ЦЭС лишен возможности, при настоящем положении дела, отдать предпочтение какому-либо из вариантов.
2. При дальнейшей проработке проектов таковая должна вестись с учетом замечаний экспертизы и суждений, высказанных на заседании ЦЭСа»36.

Последним, четвертым вопросом повестки дня, слушали заключения эксперта Григоровича по конструкции крыльев всех представленных вариантов проекта ветряного двигателя и выступления авторов (от Новосибирской группы – Кондратюк, от Харьковской – Алексапольский, от ЦВЭИ – Уткин-Егоров, Красовский).

Заслушав доклады и учитывая прения, ЦЭС постановила: «В отношении крыльев для ветродвигателей считать необходимым продолжение работы по конструктивному оформлению этих составных частей ветросиловых установок с учетом замечаний экспертизы и того материала, который имеется у соответствующих организаций, занимающихся как проектированием ветроэлектродвигателей, так и конструированием аэропланов»37.

В общем заключении констатировалось: «Учитывая большое государственное значение перспектив использования ветросиловой энергии в Союзе и его актуальность, ЦЭС считает необходимым значительно более широкий подход к вопросам ветроиспользования, путем организации в срочном порядке изучения метеорологической и аэродинамической сторон вопроса, а также проработку типовых схем установок, предназначенных не только для работы на общую сеть, но и для специальных надобностей разных отраслей народного хозяйства в различных районах Союза»38.

В результате экспертизы по конкурсу прошли только два проекта – Ю.В. Кондратюка и Д.Я. Алексапольского39. Лучшим был признан проект Ю.В. Кондратюка. 4 мая 1933г. победители конкурса были приняты наркомом Г.К. Орджоникидзе, тем же днем вышло распоряжение наркома о прикомандировании Ю.В. Кондратюка и П.К. Горчакова к группе Д.Я. Алексапольского и направлении их на работу в Харьков в Институт промышленной энергетики (УИПЭ) для разработки технического проекта мощной Крымской ВЭС.

Месяц спустя, 4 июня 1933 г., Кондратюк «со товарищи» прибыли в Харьков, где Кондратюк назначается научным руководителем разработки технического проекта мощной КрымВЭС. Началась срочная доработка проекта. Через полгода вся документация была готова. Каждый раздел Общей пояснительной записки к проекту «Ветроэлектростанция Н-150 2Д-80» Горчакова и Кондратюка подписаны и датированы 20 декабря 1933 г. рукой самого Ю.В. Кондратюка40.

Как сказано в общем описании, «Ветроэлектростанция представляет собою объединение двух тождественных стоящих на одной башне ветросиловых агрегатов… Башня, на которой находятся ветросиловые агрегаты – представляет собою полую железобетонную трубу наружным диаметром 6,5 м с толщиною стенок – от 0,15 до 0,25 см и сегментными приливами внутри в направлении действия главных сил. Для установки механизмов агрегатов на высоте 150 и 55 м над землей на башне имеются металлические конструкции мостового типа, образующие собою каркас машинных зданий агрегатов.

Башня удерживается в вертикальном положении стальными тросовыми растяжками идущими под углом 45º к горизонту и за анкоренными в забетонированных траншеях в скале.

Растяжки поддерживаются от провеса всегда в прямолинейном состоянии специальным поддерживающим стальным канатом.

Опирается башня на фундамент посредством жидкостного шарнира, допускающего качание башни во всех направлениях и вращение ее.

Для того чтобы ветросиловые агрегаты сохраняли правильное положение относительно направления ветра, башня поворачивается вся целиком обоими агрегатами вместе на своем шарнире. Для возможности осуществления башни растяжки закреплены не непосредственно на ней, а на специальных тележках, катающихся по рельсовым колеям на железобетонной муфте, опоясывающей башню.

Вращают башню четыре червячных механизма, находящихся в сцеплении с червячной шестерней, закрепленной на железобетонном воротнике внизу башни. Червяки в горизонтальном направлении фиксировали относительно земли и поэтому, вращаясь вокруг своей оси, они заставляют поворачиваться башню. Червяки приводятся в движение моторами постоянного тока скорость и направление вращения которых регулируются по системе Леонардо»41.

Обосновывая месторасположение установки – Айпетринская Яйла в Крыму, авторы объясняли, что «Крым лишен почти собственных энергетических ресурсов и питается относительно дальнепривозным топливом»42, а «Айпетринская Яйла выбрана в основе по аэрологическим данным. Ветреность Яйлы издавна выделила ее, как одно из наиболее ветреных мест Союза…Место с исключительной ветреностью для первой мощной установки выбирается для того, чтобы иметь возможность практически проверить работу мощного ветросилового агрегата в параллель на высоковольтную сеть, на агрегате относительно небольших размеров и не особенно большой стоимости»43… Единственным недостатком Айпетринской Яйлы следует признать все же несколько затрудненный транспорт по горному шоссе, но он далеко перекрывается ее аэрологическими преимуществами»44.

Окончательно технический проект был доработан к середине февраля 1934 года. По завершении работы над проектом в феврале и октябре 1934 года Ю.В. Кондратюк защищает свой проект «Ветроэлектростанция Н-150 2Д-80» в Москве и Ленинграде. Проект ВЭС, любовно названной авторами «Икаром», хотя и получил ряд замечаний, был признан лучшим.

В октябре 1934 г. по распоряжению Г.К.Орджоникидзе в Москве учреждается контора по строительству мощной ветроэлектростанции в Крыму. Руководство разработкой рабочего проекта КрымВЭС возложено на Ю.В. Кондратюка. В 1936 г. в Крыму на горе Ай-Петри началось строительство фундамента станции.

К сожалению, авторам так и не удалось увидеть дело рук своих воплощенным. В феврале 1938 г., вскоре после трагической гибели Г.К.Орджоникидзе, было принято решение о приостановке проектирования и строительства мощной КрымВЭС и о переходе на проектирование и строительство маломощных ветроэлектростанций. А уже в мае проект Айпетринской ВЭС был объявлен «явно дефектным». Было решено отказаться от строительства двухъярусной установки ВЭС и строить одноярусную с одним, а не двумя ветродвигателями. А еще год спустя и это решение признали опрометчивым — в 1938 г. строительство КрымВЭС прекратили навсегда. Вскоре группу Ю. В. Кондратюка распустили. Бетонный фундамент будущей ВЭС зарос травой. Все, что осталось от «Икара», - железобетонный «стакан», который должен был стать фундаментом для 165-метровой конструкции, да еще уникальный опыт проектирования огромной железобетонной башни, удерживаемой изнутри натянутыми стальными тросами.

Идея оказалась плодотворной, Основываясь на этом опыте, уже упоминавшийся соратник Кондратюка Н.В. Никитин, спустя три десятка лет создал Останкинскую телевизионную башню, самую высокую в мире. Спустя много лет в интервью журналисту Леониду Плешакову, убеленный сединами, Николай Васильевич, вспоминая годы работы с Ю.В. Кондратюком, отмечал, что самым фантастическим проектом, над которым им довелось работать вместе, было сооружение гигантской ветряной электростанции на горе Ай Петри в Крыму. Оригинальная схема расположения ротора и статора, предложенная Кондратюком, на первый взгляд, выходила за рамки разумного: все, что обычно стоит на месте, у него вертелось, а все вращающиеся части - крепились намертво. Но Юрий Васильевич доказал, что это дает определенные преимущества.

В последующие годы Ю.В. Кондратюк руководил проектированием маломощных ветроэлектростанций ВЭС-2-Д-20 на 100 кВт и ВЭС-2-Д-30 на 250 кВт, занимался изобретательством.

В фондах филиала РГАНТД находятся шесть заявок на изобретения Ю.В. Кондратюка, поданные им в разные годы в Комитет по делам изобретений ВСНХ СССР45, две из них непосредственно связаны с ветродвигателями: «Двухлопастный ветродвигатель»46 и «Устройство для объединения мощности нескольких ветряных колес»47, одна заявка (1929г.), описанная выше, на «Способ возведения силосов»48 и три заявки на различные узлы турбины и двигателя49, поданные в 1936-1940 гг.

9 ноября 1936 г. «группа по изобретательству»: Ю.В. Кондратюк, И.З. Кирьян и П.К. Горчаков отправляют Народному Комиссару Тяжелой Промышленности две заявки о выдаче авторского свидетельства на изобретения «Золотник для последовательного включения регулятором нескольких секций насоса»50 и «Гидравлический автоматический регулятор»51. Переписку с Экспертным Бюро НИСИЗ при НКТП «за себя и по уполномочию соавторов» взял на себя И.З. Кирьян52.

Не получив в положенный месячный срок заявочные свидетельства, «как предварительные к авторским», 4 декабря 1936 г. И.З. Кирьян обращается за разъяснением в Экспертное Бюро НИСИЗ53. Тем же днем заявителям были отправлены долгожданные заявочные свидетельства на обе заявки с приоритетом обеих от 27 ноября 1936 г.54.

Заявка была передана на экспертизу. Заключение эксперта Г.С. Ляховицкого от 21 декабря 1936 г. было категорично: «…если правильно поняты неясные места в описании предложения, последнее не может быть отнесено к разряду изобретений, а носит характер обычной конструкторской работы, не подлежащей охране авторским свидетельством»55.

Только 17 марта 1937 г. специалисты Главхиммаша: заместитель директора по научной части Бурков и старший инженер Руднев дали свое заключение на «Золотник», утвердил заключение главный инженер Шайкевич. Эксперты были единодушны: «Предлагаемая схема ошибочна и при ее применении сильно ухудшит работу насоса и установки. Ни в какой части эта схема не может быть использована»56. В выдаче авторского свидетельства было отказано57.

Заявители не стали возражать против данного решения. 8 сентября 1937 г. Экспертное Бюро НИСИЗ НКТП, «учитывая отсутствие разъяснений заявителей на поставленные экспертизой вопросы, постановило заявку производством прекратить»58.

Судьба второй заявки «Гидравлический автоматический регулятор» была аналогична. Рассмотрев описание и чертеж предложенного регулятора, эксперт, старший инженер Б. Глезеров дал категоричное заключение: «Рассматриваемое предложение не представляет практической ценности, т.к. этот регулятор не может выполнять основного назначения регуляторов скорости – заключающегося в поддержании равновесия между мощностью, отдаваемой машиной и мощностью, потребляемой сопротивлениями (между моментом двигателя и моментом сопротивления) в соответствующем диапазоне числа оборотов»59.

В деле есть проект постановления Экспертного Бюро от 29 декабря 1936 г., подготовленный экспертом Н. Быковым, где сформулировано решение о выдаче авторского свидетельства на гидравлический регулятор, но в новой редакции60. Что произошло в период с 29 декабря 1936 г. по 17 апреля 1937 г., когда изобретателям было отправлен проект постановления с отказом в выдаче авторского свидетельства61, установить уже невозможно. 28 мая 1937 г., Экспертное Бюро, «учитывая непоступление возражений заявителя на предварительное заключение эксперта, постановило в выдаче авторского свидетельства отказать… В предложении не усматривается таких отличительных признаков, которые могли бы характеризовать новое изобретение»62. 23 декабря 1937 г. делопроизводство по этой заявке было прекращено.

10 сентября 1938 г. изобретатели, состав которых увеличился на одного соавтора – М. Келлера, подают очередную заявку с просьбой выдать им авторское свидетельство на «Ветроколесо ветродвигателя, не передающее на вал изгибающих моментов»63. Судьба этой заявки оказалась более счастливой. 27 апреля 1940 г. Бюро изобретательства НКТП постановило выдать авторское свидетельство № 57286 на «Двухлопастный ветродвигатель»64.

8 мая 1939 г. Центральная производственно-техническая энергосиловая контора «Оргэнерго» препроводила в Бюро последующей регистрации изобретений Госплана СССР «предложение инженеров В.И. Анастасиева и Ю.В. Кондратюка «Муфта для соединения и отключения на ходу быстровращающихся валов с допуском их расцентровки» на предмет удостоверения новизны и получения авторского свидетельства»65.

Техническая целесообразность этого предложения была отмечена на заседании экспертного совещания при главном инженере энергосиловой конторы «Оргэнерго» еще 23 июля 1938 г., где, кроме прочего, была поощрена инициатива старшего инженера электроцеха Анастасиева авансом в сумме 200 руб. А для удостоверения новизны и получения авторского свидетельства решено было направить предложение Анастасиева и Кондратюка в НИСИЗ НКТП66.

Видимо, изобретение Анастасиева и Кондратюка проходило предварительную экспертизу: 29 июня 1938 г. в адрес Центральной Производственно-Технической силовой Конторы «Оргэнерго» было отправлено письмо директора Центрального научно-исследовательского института машиностроения и металлообработки «ЦНИИМАШ» Полетаева, где он, ссылаясь на свое письмо от 5 мая, сообщал: «Еще раз обращаем Ваше внимание на неясность в назначении муфты. Если муфта предназначена только для присоединения генератора к турбине, то вряд ли нужно стремиться к обеспечению большого радиального смещения осей. На практике в этом нет необходимости. Если же муфта имеет общее трансмиссионное назначение, то опять таки при высоких оборотах значительное смещение будет связано с большими дополнительными центробежными силами небалансированных деталей. Эти вопросы, а равно и вопрос опоражнивания могут получить разрешение только после разработки полного рабочего проекта и проведения в случае необходимости экспериментов»67.

27 октября 1938 г. эксперт проекта, бригадный инженер силового цеха Оргэнерго Г. Шувалов посчитал, «что основное применение муфта найдет, по-видимому, не в турбогенераторах. Несмотря на это изобретение инженеров Анастасиева и Кондратюка все же заслуживает внимания. Необходимо спроектировать экспериментальную модель и на ней тщательно проверить как общую надежность муфты, так и условия работы отдельных ее элементов, учтя не только специфические ее особенности соединения валов турбины и генератора, но главным образом, условия работы иных соединяемых муфтой механизмов»68. Неизвестно, доводились ли эти замечания до Анастасиева и Кондратюка. Вероятнее всего нет.

Ознакомившись с предложением заявителей, официальная экспертиза встретилась с рядом неясных предложений в чертеже и описании предлагаемой муфты, о чем было сообщено изобретателям. В связи с тем, что в установленный месячный срок ответ не был получен, 14 сентября 1939 г. дело было прекращено69.

Последняя заявка Ю.В. Кондратюка на изобретение «Объединение мощности нескольких ветроколес посредством многокривошипношатунных связей» датирована 7 октября 1940 г.70. У экспертов это изобретение было переименовано в «Устройство для объединения мощности нескольких ветряных колес»71.

По рассмотрению описания, чертежей и всех относящихся к делу документов, а также возражения заявителя на предварительное заключение экспертизы, экспертное бюро постановило отказать в выдаче авторского свидетельства.

Ю.В. Кондратюк не согласился с этим решением. В деле есть его обстоятельное письмо Экспертному бюро по новизне изобретений, датированное 14 апреля 1941 г., где он отмечает: «Из приведенных экспертом нескольких патентов ни один не соответствует моей заявке и ни одна из изобретенных в них схем не дает предусмотренного мною эффекта. Моей заявке было предусмотрено объединение мощности нескольких ветроколес для получения в результате равномерного вращательного движения с непрерывной равномерной передачей вращающегося момента от равномерно вращающихся ветроколес»72.

Дело было отправлено на вторичную экспертизу73. Но начавшаяся война остановила рассмотрение заявки.

6 июля 1941 г. Ю.В.Кондратюк уходит добровольцем в дивизию народного ополчения Киевского района г. Москвы и зачисляется красноармейцем роты связи стрелкового полка. Эта дивизия сразу же уходит на фронт. Вскоре Ю.В. Кондратюк погиб в боях под Калугой. Официально установлена дата его гибели – 3 октября 1941 г. Но позже было обнаружено письмо Ю.В. Кондратюка, датированное 4 января 1942 г.

Похоже, что судьба продолжала играть с ним и после смерти в отместку за жизнь под чужим именем. Но именно под ним этот человек вошел в историю мировой науки74.


1Одним из первых в России (1918) возможностью выработки электроэнергии с помощью ветроустановок заинтересовался профессор В. Залевский, создавший теорию ветряной мельницы и сформулировавший несколько принципов, которым должна отвечать ветроустановка. В 1925 г. профессор Н. Е. Жуковский разработал теорию ветродвигателя и организовал отдел ветряных двигателей в Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ).

2Борис Романенко. Звезда Кондратюка - Шаргея. Великие тайны жизни гения. Калуга. 1999. С. 20.

3Там же.  С. 23.

4Романенко Борис Иванович – ученик, сослуживец, однополчанин, исследователь жизни, трудовой и творческой деятельности и биограф Ю.В. Кондратюка (А.И. Шаргея).

5Шаргей Александр Игнатьевич, род. 21.06. 1897 (Полтава). С серебряной медалью окончил Полтавскую гимназию (июнь 1916 г.). Призван на военную службу и направлен на курсы прапорщиков при одном из юнкерских училищ Петрограда (ноябрь 1916). Заканчивает работу над первой рукописью по межпланетным путешествиям. По окончании курсов в звании прапорщика отправлен на Турецкий фронт (апрель 1917). Не доехав до фронта, после заключения Брестского мира демобилизуется и направляется в Полтаву. В дороге насильно мобилизуется в Белую армию, но дезертирует и бежит в Киев, где попадает под мобилизацию в Деникинскую армию, но вновь дезертирует. Ноябрь 1919 - август 1921 – скитания в поисках убежища от войны и возможных преследований. 15 августа 1921 г. – в руки Шаргея попадают документы умершего Ю. В. Кондратюка. Отныне Александр Шаргей продолжает свой жизненный путь под именем Юрия Васильевича Кондратюка. 1914 -1928 гг. – работает над рукописью по межпланетным путешествиям. Январь 1929 г. – в Новосибирске, за счет Ю.В.Кондратюка, выходит в свет его книга «Завоевание межпланетных пространств», много лет спустя принесшая ему мировую славу.

6Борис Романенко. Указ. соч. С. 23.

7Там же. С. 24.

8Филиал РГАНТД. Ф. Р-1. Оп. 1-5. Д. 34525.

9Там же. Л. 9.

10Там же. Л. 16.

11Летом 1930 года  в городке Камень-на-Оби Новосибирской области служащий  Акционерного обществе «Союзхлеб» Юрий Ваильевич Кондратюк проектирует и строит самое большое в мире деревянное механизированное зернохранилище на 10 000 тонн зерна,  для обслуживания которого требовалось всего лишь несколько человек. Уникальная конструкция была сооружена без единого гвоздя. Сооружение Кондратюка, внешне напоминающее огромное животное,  получило название «Мастодонт».

12Но люди не пощадили это уникальное сооружение - в 1992 году здание сильно пострадало от пожара и к началу 2000-х оказалось почти полностью разрушенным.

13За отсутствие состава преступления Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Совета РСФСР своим определением № ОС-70-8 от 26 марта 1970 года реабилитировала Ю.В.Кондратюка (посмертно).

14Борис Романенко. Указ соч. Л. 39.                                                                                                                               

15Никитин Николай Васильевич (1907- 1973) - архитектор и учёный в области строительных конструкций, доктор технических наук (1966), лауреат Ленинской (1970) и Сталинской премии третьей степени (1951). Заслуженный строитель РСФСР (1970). Главный конструктор Останкинской башни.

16Злобин Борис Алексеевич  (1909-1980) – инженер-строитель, специалист по расчетам железобетонных конструкция, главный инженер проекта Останкинской башни. Лауреат Ленинской премии (1970).

17Борис Романенко. Указ. соч. С. 41.

18Келдыш Всеволод Михайлович (1878-1965)– крупнейший  инженер-строитель и ученый, видный теоретик и практик железобетона, отец академика М.В. Келдыша.

19Жемочкин Борис Николаевич (1887- 1961) - ученый в области строительной механики и инженерных конструкций, академик  Академии строительства и архитектуры СССР (1956).

20Лолейт Артур Фердинандович  (1868 - 1933) – ученый, специалист в области железобетонных конструкций, создатель теории расчета железобетонных конструкций по предельным состояниям (1931).

21Григорович Дмитрий Павлович (1883 (18830206)-1938)  авиаконструктор, специалист по гидросамолётам.

22Лютер Роберт Андреевич (1889-1976), ученый в области электромашиностроения.

23Константинов Александр Павлович (1895-1937), радиофизик. Брат Б. П. Константинова. Создал различную радиоэлектронную аппаратуру. Внес вклад в становление и развитие телевидения. Репрессирован; реабилитирован посмертно.

24Косоуров К.Ф. - профессор Военно-Воздушной Академии, теоретик гидроавиации,  автор учебников по гидродинамике самолетов.

25Филиал РГАНТД. Архивохранилище РГАЭ. Ф. 7851. Оп. 1. Д. 1861. Л.л. 163-225.

26Там же. Л.л. 1- 158.

 
27 Проскура Георгий Федорович (1876-1958) – академик, выдающийся специалист в области аэ-рогидродинамики и гидромашиностроения. Под его руководством в Харьковском Технологическом институте (1912) построена аэродинамическая труба закрытого типа, одна из первых в России. Директор лаборатории быстроходных машин и механизмов АН УССР (1944 – 1955).

28Филиал РГАНТД. Архивохранилище РГАЭ. Ф. 7851. Оп. 1. Д. 1861. Л.л. 10, 10об, 13об, 14.

29Там же. Л. 17.

30Там же. Л. 51.
31Там же. Л. 54.

32Там же. Л. 1.

33Там же. Л. 83об.

34Там же. Л. 121.

35Там же. Л. 3.

36Там же. Л. 4.

37Там же. Л. 5.

38Там же. Л.л. 6-6об.

39Алексапольский Д.Я. – в дальнейшем зав. кафедрой гидромашин в Харьковском политехническом университете (ХПУ) Вместе с Г.Ф. Проскурой создал харьковскую научную школу насосостроения.

40Там же. Д. 1839. Л. 4об, 10, 16, 23об, 27, 32.

41Там же. Л.л. 3об-4.

42Там же. Л. 22об.

43Там же. Л. 22.

44Там же. 23об.

45Филиал РГАНТД. Ф. Р-1. Оп. 1-5. Д. 34525; Оп. 16-5. Д. 1430, 1431; Оп. 24-5. Д. 2914; Оп. 29-5. Д. 1832; Оп. 36-5. Д. 1236.

46Там же. Оп. 29-5. Д. 1832.

47Там же. Оп. 36-5. Д. 1236.

48Там же. Оп. 1-5. Д. 34525.

49Там же. Оп. 16-5. Д. 1430, 1431; Оп. 24-5. Д. 2914.

50Там же. Оп. 16-5. Д. 1430.

51Там же. Д. 1431.

52Кирьян Иван Захарович (1875 - 1959), агроном, изобретатель в области ветроэнергетики (1927 - 1952).

53Филиал РГАНТД. Ф. Р-1. Оп. 16-5. Д. 1430. Л. 2; Д. 1431. Л. 11.

54Там же. Д. 1430. Л. 6; Д. 1431. Л. 6.

55Там же. Д. 1430. Л. 8об.

56Там же. Л. 7об.

57Там же. Оп. 16-5. Д. 1430. Л. 10.

58Там же. Л. 11.

59Там же. Д. 1431. Л. 7об.

60Там же. Л. 10.

61Там же. Л. 12, 12об.

62Там же. Л. 13.

63Там же. Оп. 29-5. Д. 183. Л. 1.

64Там же. Л. 10.

65Там же. Оп. 24-5. Д. 2914. Л. 1.

66Там же. Л. 11.

67Там же. Л. 10.

68Там же. Л. 9об.

69Там же. Л. 15.

70Там же. Оп. 36-5. Д. 1236.

71Там же. Л. 7.

72Там же. Л. 10.

73Там же. Л. 15.

74В конце 50-х – начале 60-х гг. национальной задачей США была объявлена «лунная» программа «Аполлон». При создании лунной программы и разработке трассы корабля «Аполлон-11», доставившего и высадившего в июле 1969 года на Луну трех американских астронавтов, специалисты НАСА использовали расчеты и идеи русского инженера Ю.В. Кондратюка, изложенные в его трудах «О межпланетных путешествиях» (1926) и «Завоевание межпланетных пространств» (1929). Идея Ю.В. Кондратюка о «десантировании» лунного модуля позволила США сэкономить время и миллиарды долларов. В музее Космического центра Кеннеди на мысе Канаверал имя Юрия Васильевича Кондратюка внесено в золотой список землян, открывших человечеству дорогу в Космос.

Все статьи

РГАНТД
РГАНТД