Главная → Использование → Статьи, информации

Флоренский Павел Александрович (1882-1937)-изобретатель в первые годы советской власти (печатается при поддержке РГНФ, проект № 07-01-02021а)

П.А. Флоренский широкому кругу исследователей отечественной культуры начала XX века знаком как богослов и философ. До 1917 г. его деятельность в основном была связана с философией и религией. По воле сердца, чувствуя духовное призвание, он окончил Московскую духовную академию, остался там на кафедре истории философии, написал кандидатское сочинение «О религиозной Истине», в 1911 г. принял священство, написал несколько религиозно-философских трудов. Однако проблемы религиозной жизни он, техник и гуманитарий, рассматривает с позиций математического идеализма. Духовность он стремился познать не отвлеченно, а через практическое изучение окружающего мира.

П.А. Флоренский был редактором академического журнала «Богословский вестник», а после революции вошел в состав Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры, посчитав своим долгом сохранить основы культуры для будущих поколений. Ученый не оставлял искусствоведческой работы, до 1924 г. читал лекции по теории искусств, был профессором Высших художественных технических мастерских (ВХУТЕМАС) на кафедре «Анализ пространственности в художественных произведениях».

Специалисты же технической области знаний знакомы с его достижениями в области физики, в частности в вопросах материаловедения. Свое первое высшее образование П.А. Флоренский получил на математическом отделении физико-математического факультета Московского университета.

Во второй половине двадцатых годов П.А. Флоренский, работая в различных государственных учреждениях, принимая участие в проектах В.И. Ленина и большевиков, вынужден был ограничить круг занятий только техническими вопросами. В первую очередь его интересовали проекты, диктуемые нуждами государства. Он вошел в Государственную комиссию по электрификации России, тем самым участвуя в реализации плана ГОЭЛРО - проекте масштабной электрификации страны, куда было привлечено около 200 учёных и инженеров. План ГОЭЛРО, рассчитанный на 10—15 лет, предусматривал строительство 30 районных электрических станций общей мощностью 1,75 млн. квт. Проект был составлен к 1920 г. и выполнен к 1931 г. Затем, с 1921 г., П.А. Флоренский продолжил подобную работу в Главэнерго ВСНХ РСФСР в должности старшего научного сотрудника Комитета электрификации СССР.

Для собственных изысканий в материаловедении П.А. Флоренскому требовалась научная лаборатория, и с 1920 г. он получил ее на московском заводе «Карболит», где стал руководителем научно-технических исследований по технологии производства пластмассы. История этого одного из старейших предприятий страны началась еще в начале XX в., когда сотрудники не-большой лаборатории - химики Г.С. Петров, В.И. Лисев и К.И. Тарасов - в 1913-1914 гг. получили совершенно новый синтетический полимер, названный «карболитом». Карболит оказался отличным диэлектриком, поддающимся механической обработке, это синтетический полимер, означавший начало производства синтетических смол в России, первая русская пластмасса, нашедшая впоследствии широкое применение в электро- и радиотехнике, машино- и самолетостроении. А завод по производству диэлектрического материала «Карболит» в годы Советской власти превратился в одно из крупнейших предприятий по производству пластмасс.

Помимо этого в 1927-1928 гг. П.А. Флоренский участвовал в редактировании «Технической энциклопедии», написав для нее 127 статей. Известна и его монография того периода о диэлектриках.1

Основная работа П.А. Флоренского была связана с Государственным экспериментальным электротехническим институтом (ГЭЭИ). ГЭЭИ был образован 5 октября 1921 г. Целью его создания было проведение научно-технических исследований и испытание электротехнических машин, аппаратов, приборов, всякого рода электрических установок, теоретическая и экспериментальная разработка проектов и правил эксплуатации электрических устройств. При энергичном участии сотрудников института были сооружены и оснащены оборудованием первенцы ленинского плана ГОЭРЛО – Каширская и Шатурская ГРЭС. 4 августа 1925 г. было утверждено положение о Всесоюзном научно-исследовательском электротехническом институте (ВЭИ), а с 1929 г. институт становится центральным научно-исследовательским учреждением, имеющим своей задачей постановку и разрешение научно-технических проблем технической физики. П.А. Флоренский становится здесь заведующим отделом материаловедения, с 1924 г. - заведующим лабораторией испытания материалов, а в 1930 г. назначен помощником директора ВЭИ по научной части.

Свои соображения об электротехническом материаловедении П. А. Флоренский развил в курсе лекций, прочитанном сотрудникам Всесоюзного электротехнического института в 1931 или 1932 гг. В феврале 1932 г. Редакционно-издательский сектор Управления ВВС РККА заключил с П. А. Флоренским договор на издание «Курса электротехнического материаловедения».2

В филиале РГАНТД в г.Самаре хранятся разные документы, раскрывающие деятельность П.А. Флоренского в тот период. Большая их часть - заявочные материалы на изобретения.

Рассматривая эти документы, можно проследить творческую работу ученого: какие вопросы интересовали ученого, какие эксперименты он ставил, с какими людьми работал, какую переписку вел (в дела подшиты конверты заказных писем, написанных в Комитет по делам изобретений и П.А. Флоренскому), как доказывал новизну своих идей, как отстаивал свое право быть услышанным.

П.А Флоренский занимался вопросами разработки способов изготовления различных материалов, пытаясь упростить и удешевить этот процесс. Ему помогал его заместитель Борис Васильевич Максоров. Совместно с ним сделано несколько заявок на изобретения.

Например, был разработан «Способ приготовления изоляционных заливочных составов для сухих элементов, аккумуляторов, втулок и т.д.»3 , который состоял в том, что изолирующие массы изготовлялись из бетанафтольной и фенольной смол, тем самым уже при изготовлении не требовался эбонит, бакелит, карболит.

Заседание III Секции Комитета по делам изобретений ВСНХ СССР (далее Комитет) состоялось в июле 1928г. В новизне этому способу было отказано. «Замена природного асфальта в качестве основного вещества искусственным, в частности кислыми смолами, давно известна», - так говорилось в заключении эксперта В.С. Лызлова.4

31 декабря 1927 г. был заявлен «Способ изготовления масс из древесной смолы для заливки элементов»5 . В этой разработке, помимо Б.В. Максорова и П.А. Флоренского, участвовал лаборант отдела материаловедения Василий Михайлович Гиацинтов - близкий друг П.А. Флоренского, еще до принятия сана Павел Александрович женился на его сестре, Анне Михайловне Гиацинтовой. И снова в выдаче авторского свидетельства П.А. Флоренскому отказали, т.к. способы, описанные в заявке, экспертам были уже известны по некоторым германским патентам (например, №215682 от 1909 г.)

Получение патентов или авторских свидетельств П.А. Флоренским всегда было сопряжено с множеством трудностей. Хорошие отзывы получил «Способ изготовления суррогата эбонита»6 , который предполагалось изготавливать из продуктов сухой перегонки дерева и использовать для выделки электроустановочных, радиоустановочных изделий, аккумуляторных бачков, элементных коробок и т.д. Этот способ был опробован на одном из крупнейших предприятий по производству пластмасс – заводе «Карболит». Отзывы были получены положительные: на основании большого опыта в изготовлении пластических масс научные сотрудники лаборатории подтвердили, что прежде такой способ в промышленности не использовался, это не вариант ранее известных масс из битуминозных смесей, а нечто новое. Экспертами был сделан вывод: «Невыдача соответственных патентов должна привести к явному ущербу государственной экономики и, кроме того, открывает возможность безнаказанного использования за границей»7. Ценность изобретения была несомненна. Однако, рассмотрев все относящиеся к делу документы и рекомендации, Комитет в выдаче патента отказал, объяснив это отсутствием новизны – «изготовление изоляционной массы путем сплавления различных битуминозных про-дуктов известно, что не отрицается самим заявителем»8. Такая же участь постигла и «Способ изготовления миканита»9.

Но сотрудничество Б.В. Максорова и П.А.Флоренского, их упорный совместный труд всетаки дал результат, оцененный «неумолимым» Бюро новизны. Авторы заявили способ приготовления масс для штамповки и механической обработки смол, пеков и асфальта из битуминозных веществ. Комитет, внимательно изучив предоставленные материалы, сделал некоторую редакцию предмета заявки, т.к. «применение асфальта для получения различных масс общеизвестно»10. Авторы с ней согласились, возражения были незначительные. И 31 января 1929 г. на заседании II Секции Комитета было решено выдать патент, сформулировав его как «Способ приготовления пластических масс»11. П.А. Флоренский тесно сотрудничал с Анатолием Семеновичем Славатинским – научным сотрудником отдела материаловедения ВЭИ, их совместная разработка - «Способ и устройство для приготовления активированной сажи»12 - сделанная в 1929 г. предназначалась для изготовления активированной сажи для аггломератов гальванических элементов, элементных угольных углеродов, резиновых смесей, типографской краски и описание установки для активирования сажи непрерывным процессом. Материал был проиллюстрирован конкретным чертежом. Данный способ активации сажи и установка призваны были удешевить традиционный способ активации, когда были необходимы периодические загрузки установки, усложняющиеся рыхлостью сажи: «Установка для непрерывного производства активированной сажи, состоящая в том, что сажа продувается или просасывается через нагретую трубу, где сажа активируется в атмосфере нейтрального газа или охлаждается без доступа воздуха, лучше всего – прямо в воде»13.

Это изобретение заинтересовало Государственный электротехнический трест (ГЭТ). В конце 1929 г. был заключен договор о передаче прав в ГЭТ: «авторы передают, а ГЭТ принимает на себя все права и обязанности по заявочному свидетельству на это изобретение»14. В случае выдачи патента или авторского свидетельства все права на него принадлежали бы ГЭТу, а П.А. Флоренский и А.С. Славатинский указывались бы как авторы, которым за переуступку прав предполагалось уплатить 15 тыс. руб. Предоплата в 5 тыс. руб. рассматривалась как премия за выработку материала и возврату не подлежала. Но Бюро новизны в выдаче авторского свидетельства отказала, мотивируя тем, что изобретение как в своей совокупности, так и в отдельных деталях, не заключает признаков новизны. Авторское свидетельство П.А. Флоренский получил за разработку способа получения лаков и пластических масс с применением бензил-целлюлозы15. Ряд исследований П.А. Флоренского посвящен вопросам применения и способам изготовления гальванических элементов.

«Способ изготовления специальной угольной массы для электродов гальванических элементов воздушной деполяризации»16 разрабатывался П.А. Флоренским в соавторстве с А.С. Славатинским. На это изобретение был выдан патент, но сложилась сложная ситуация с авторскими правами. Всесоюзное Электротехническое Объединение (ВЭО) тянуло с договором о передаче авторских прав, а вопрос о выдаче патента был уже решен, неизвестно было только, на чье имя его выдавать. Передача прав ВЭО на изобретение произошла только через год после подачи заявки в Комитет по делам изобретений. «Гальванический элемент с уменьшенной поверхностью цинкового электрода»17 создавался П.А. Флоренским совместно с инженером-электриком Моисеевым Виктором Михайловичем - заместителем заведующего физико-технической лабораторией Теплотехнического института им. проф.Гриневецкого и Кирша (г.Москва).

Предметом запрашиваемого патента был способ экономичного использования цинка в производстве гальванических элементов. Эксперты Комитета по делам изобретений, как и во многих других случаях, не нашли в этой идее ничего оригинального. Но авторы не стали сдаваться сразу. В ответном письме они выразили протест против мотивов, указываемых III Секцией Па-тентного отдела, послуживших причиной отказа в выдаче патента, все возражения подвергли тщательному анализу: «вновь пересмотрев обширную литературу по гальваническим элементам, мы подтверждаем новизну нашей идеи и просим о пересмотре Вашего постановления», «указываемый нами путь никем не был предложен как принцип»18.

В Комитете были вынуждены отправить дело на экспертизу по жалобе, где были найдены новые «ссылки», по которым авторам предлагалось представить свои возражения в месячный срок, что они и выполнили. П.А. Флоренский указал, что ссылки экспертов на германские патенты неуместны: в одном говорится о бумагорезательной машине, которая не имеет даже отдаленного отношения к заявке, а идея второго патента, принадлежащая И.Т. Щеку, прямо противоположна идеям П.А. Флоренского и В.М. Моисеева. Чтобы доказать это, предложения И.Т. Щека были подробно изучены и проанализированы. Фотокопии с германских патентов пришлось заказывать из Ленинграда. Как отмечал сам П.А. Флоренский, Комитет «трижды подбирал материал, имевший целью опровергнуть новизну предложения П.А. Флоренского», однако «указываемые Комитетом патенты либо не соответствуют нашей заявке по мысли и по цели, хотя и имеют некоторое сходство по форме, либо напротив, при некотором сходстве мысли и цели, стремятся осуществить их способами, отличными от предлагаемых нами и не способных дать требуемый эффект»19.

Совет по рассмотрению жалоб, принимая во внимание эти доводы, постановил решение III Секции отменить и выдать патент на гальванический элемент при одном условии – должны быть предоставлены чертежи. Итогом стали 6 чертежей на кальках. 30 сентября 1931 г., после трех лет переписки с различными инстанциями авторское свидетельство было выдано.

Деятельность П.А. Флоренского была разнообразной. Совместно с Г.Я. Арьякасом был изобретен аппарата для фотографирования («Ручной аппарат для фотографирования в невидимых лучах»20). Для военной и гражданской техники в нач. XX в. требовалось все более совершенное оборудование. Ученые поставили перед собой задачу - разработать легкий и компактный ручной прибор, который дал бы возможность производить фотосъемку в невидимых лучах без каких-либо условий в виде источника электрического тока и при том лицу средней квалификации и без специальных знаний по фотографии, незаметно, в полной темноте и бесшумно. После напряженной и длительной работы появился аппарат, который был назван «Аидограф», что означает «рисующий невидимое». На изобретение выдан патент. Документы филиала РГАНТД свидетельствуют и о научной руководящей работе П.А. Флоренского. В к.20-х – нач.30х гг. ученый работал в должности помощника директора ГЭИ. В перечне важнейших научно-исследовательских работ за 1932 г. П.А. Флоренский значится ответственным исполнителем по теме «Обработка древесины для специальных целей»21.

Две другие темы - «Получение воскосмол»22 и «Влияние солей металлов на изолирующие свойства лаков»23 разрабатывались под руководством Б.В. Максорова, заведующим отделом был А.Е. Алфеев, но последней инстанцией, по всей видимости, был помощник директора по научной части – П.А. Флоренский. В отчетах по этим темам обращает на себя внимание одна немаловажная деталь: фраза, что П.А.Флоренский является научным руководителем отдела материаловедения, была заклеена тонкой полоской белой бумаги. Это последствия репрессий, которым подвергся ученый: после плодотворной работы на пользу страны в советских учреждениях последовали исправительно-трудовые лагеря, из которых П.А. Флоренскому не суждено было вернуться. Имя ученого хотели предать забвению и скрыть доказательства его работы в крупнейшем техническом институте страны. Выявить эти дела для исследования творчества П.А. Флоренского оказалось непросто. Но со временем бумага отклеивается, открывая правду. Подобно этому, постепенно, открываются новые сведения о людях, ставших жертвами репрессий.

Первый год заключения П.А. Флоренский провел на Дальнем Востоке, в восточно-сибирском лагере «Свободный», где работал в научно-исследовательском отделе управления БАМЛАГа. Затем, в 1934 г. он был на-правлен в пос. Сковородино и занимался исследованиями вечной мерзлоты на опытной мерзлотной научно-исследовательской станции. Он провел ряд важнейших исследований. В сентябре 1934 г. П.А. Флоренского перевели в Соловецкий лагерь особого назначения, реорганизованный впоследствии в тюрьму (СТОН). За короткий срок пребывания П.А. Флоренского на Соловках им было сделано очень много: эксперименты, статьи, доклады, экспедиции, около десяти изобретений. Такой ученый как П.А. Флоренский не мог жить без активной научной работы. Однако условия для исследований были неблагоприятные: не было специальной литературы по интересующим вопросам, источников технического снабжения, да и помещение сложно было назвать настоящей лабораторией. Ученый, оторванный от научной литературы, все открывал «заново». Последние три неполных года жизни П.А. Флоренского были связаны с водорослями — их сбором, определением, тщательным изучением морфологии и анатомии, разработкой технологических процессов комплексной переработки водорослевого сырья. П.А. Флоренский и его соратники-заключенные организовали и наладили высокоэффективное производство различных продуктов переработки водорослей, в первую очередь йода. Несмотря на все трудности, в это время было сделано много изобретений по применению веществ из водорослей, например, применений альгина и альгинатов – клеевых веществ из водорослей, обладающих весьма своеобразными свойствами. Им были изобретены и изготовлены калька, разные виды бумаги для черчения и рисования, для упаковки, для масляной живописи и т.п., краски, фиксативы, клей, составы для покрытия различных поверхностей и т.д. В Комитет был предложен ряд заявок. На «Способ комплексной переработки водорослей»24 и «Экстракционный аппарат»25 были выданы авторские свидетельства.

Но жизнь ученого трагически оборвалась. В 1937 г., когда по всей стране после февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) был развернут «большой террор», был ужесточен режим и в местах заключения. П.А. Флоренский 25 ноября 1937 г. Особой тройкой УНКВД был приговорен к высшей мере наказания. По официальной версии считается, что расстрел произведен 8 декабря 1937 г. в г. Ленинграде.

1 Флоренский П.А. Диэлектрики и их техническое применение. М.,1924.

2 Гаврюшин Н.К. П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» // Памятники науки и техники. 1987-1988. М.: Наука, 1989. С. 250.

3 Филиал РГАНТД. Р-1. Оп.1-5. Д.3072.

4 Там же. Л.24.

5 Там же. Д.3408.

6 Там же. Д.3248

7 Там же. Л.15.

8 Там же. Л.22.

9 Там же. Д.3615.


10 Там же. Д.3935

11 Там же.

12 Там же. Д.25140.

13 Там же. Л.7.

14 Там же. Л.10.

15 Там же. Оп.3-5. Д.6562.

16 Там же. Д.33013.

17 Там же. Оп.1-5. Д.3037.

18 Там же. Л.7-8.

19 Там же. Л.31.

20 Там же. Оп. 47-5. Д.764.

21 Ф. Р-164. Оп.2-6. Д.2.

22 Там же. Оп.6-1. Д.77.

23 Там же. Д.29.

24 Там же. Ф. Р-1. Оп. 13-5. Д. 4036.

25 Там же. Оп. 15-5. Д. 750.

Статья опубликована в научном альманахе «Телескоп», № 18. Подготовлено вед. специалистом отдела ИОПАД Богдановой Е.С.

Все статьи

РГАНТД
РГАНТД