Главная → Использование → Статьи, информации

Решение энергетических проблем Куйбышевской области во второй половине 1930-х гг.

Первая половина XX в. в истории России была временем интенсивного экономического роста. Из аграрной страны с многоукладной экономикой Россия превращалась в развитую индустриальную державу; шло укрепление её промышленных центров в Москве, Ленинграде, на Урале, на Юге и других районах. Под руководством сильной государственной власти, путём труда тысяч заключённых и, конечно, ещё большего числа преисполненных энтузиазма людей, строились многочисленные заводы и необходимые для их работы электростанции.

Весьма интересным для рассмотрения этого периода российской истории представляется и развитие Поволжского региона. Особого внимания при этом заслуживают электроэнергетические проблемы Куйбышевской области.

Приступая к обозначенной теме, необходимо отметить, что вопросы электроэнергетики нашли своё отражение в ряде статей и монографий. Большой фактический материал по строительству крупнейшей в области Безымянской ТЭЦ и примыкающего к ней промышленного центра на Безымянке на основании недавно рассекреченных архивных документов, приведён и систематизирован в сборнике, подготовленном А. В. Захарченко и А. И. Репинецким «Строго секретно. Особстрой-Безымянлаг. 1940 – 1946 гг.». В этой работе, посвящённой подневольному труду заключённых, всестороннее внимание уделено характеру их труда и условиям содержания в Безымянлаге и ряде других примыкающих к нему лагерей1. Колоритные факты и обстоятельное описание строительства Безымянской ТЭЦ приведены и в небольшой, но увлекательной книге В. М. Шарлота «Строительство Безымянской ТЭЦ. На вахте огневой»2. Более общее рассмотрение вопросов электроэнергетики Куйбышевской области сделано в статьях А. В. Косихина, М. Д. Трухиной, Е. В. Воейкова и В. П. Долгова. Анализируя работу электростанций и их коллективов в масштабах всего Поволжья, А. В. Косихин затрагивает связь электрификации с развитием топливной базы3. Непосредственно развитию топливной промышленности Поволжья 1930-х гг. посвещена статья Е. В. Воейкова4.  В статье М. Д. Трухиной хорошо отражена роль партии и правительства в конце 1930-х вначале  1940 гг. в построении плана энергетической системы области на базе уже имеющихся и строящихся электростанций5. В работе В. П. Долгова электроэнергетика Куйбышевской области в указанный период рассматривается в совокупности со всей промышленностью в целом6. Серьёзное исследование вопросов гидростроительства на примере рассмотрения истории Жигулёвской ГЭС проведено в монографии Е. А. Бурдина7. В остальных публикациях вопросы электроэнергетики затронуты частично или косвенно8.

Таким образом, подходя к проблемам развития энергетики Куйбышевской области в 1930-х гг., необходимо отметить, что, несмотря на частные и общие аспекты, вопросы электроэнергетики изучены недостаточно. Не хватает комплексного исследования энергетических проблем края.

В связи с этим большое значение имеют впервые вводящиеся в научный оборот документы по электроэнергетике и смежным с ней отраслям промышленности, хранящиеся в РГАЭ и филиале РГАНТД. Как источниковая база эти документы,  представленные проектными заданиями, техническими и рабочими проектами с содержащимися в них пояснительными записками, а также отчётами, экспертизами смет и переписками участвующих в проектировании и строительстве электростанций ведомств и структур, позволяют взглянуть на проблемы экономического и электроэнергетического развития области и шире, и в тоже время детальнее. Кроме этого представленные документы позволяют показать процесс экономического планирования с его трудностями и путями их преодоления, а также проанализировать положительную и отрицательную роль участвующих в этом планировании партии и правительства9.

Итак, в 1930 гг. экономическая жизнь страны претерпевала бурные и стремительные изменения. Волевыми, а порой и жёсткими решениями государство, используя методы плановой экономики, создавало мощную промышленную базу. Главный упор в проводившейся индустриализации делался на развитие тяжёлой промышленности, которая благодаря первым трём пятилеткам испытала быстрый подъём. В целом пятилетние планы явились мощными факторами экономического ускорения.

Уже первые две пятилетки принесли существенные результаты и во второй год третей пятилетки, 14 марта 1939 г., XVIII съезд ВКП(б), в соответствии с установками И. В. Сталина, поставил задачу догнать и перегнать ведущие капиталистические страны , что, несмотря на начавшуюся Великую Отечественную войну, во многом было достигнуто10. Значительное влияние третья пятилетка (1938 – 1942) оказала и на развитие экономики Куйбышевской области. Так,  на VII областной партконференции, проходившей с 25 февраля по 1 марта 1938 г., планировалось осуществить расширение Куйбышевской ГРЭС до 61 МВт, возвести Сызранскую ТЭЦ мощностью 50 МВт и построить ряд местных районных электростанций на базе местных энергетических ресурсов [37, с. 170].

К концу 1930 гг. Куйбышевская область, превращаясь в ведущий промышленный центр, начала, однако, испытывать большой дефицит электроэнергетических мощностей. Сложившаяся диспропорция привела к замедлению дальнейшего развития её экономики. Ещё в начале первой пятилетки (1928 – 1932 гг.), характеризуя электрификацию края, окружная плановая комиссия отмечала, что «электрификация в округе носит характер кустарничества»11. Не многим ситуация изменилась и к середине 1930 гг.: общая мощность всех электростанций Куйбышевской области составляла всего 35,9 МВт.

Старейшей и наиболее крупной электростанцией области являлась, построенная в 1900 г. на набережной Волги Куйбышевская ГРЭС. На конец 1938 г. её мощность составляла 27,2 МВт (около 75%) и, хотя в этом же году планировалось её расширение до 61 МВт, для растущей промышленности города этого явно было недостаточно12. Основными потребителями Куйбышевской ГРЭС являлись располагающейся около неё пивоваренный завод, водопровод, жилые кварталы города и ряд предприятий. Дополнительное увеличение мощности электростанции за счёт технического расширения ограничивалось плотной городской застройкой. В качестве топлива на Куйбышевской ГРЭС сжигали поставляемый по железной дороге из донецкого угольного бассейна антрацитный штыб. Одно время электростанцию планировали перевести на сжигание кашпирского сланца, но технико-экономический анализ и практические опыты заставили от него отказаться13. Поставлять сланец на баржах по Волге из-за низкой его теплотворности оказалось нерентабельно, а технические проблемы утилизации остававшейся в большом количестве от сжигания сланцев золы были признаны трудноразрешимыми14.

Мощность располагавшейся в непосредственной близости от добычи кашпирских сланцев  Кашпирской ЦЭС тоже была небольшой – всего 3,5 МВт (около 10%). Дальнейшему её расширению мешала, как и в случае с Куйбышевской ГРЭС, небольшая строительная площадка.

Сызранская ГЭС, построенная одной из первых в области в период осуществления плана ГОЭЛРО в 1929 г., давала в зависимости от режимов разливов р. Сызранки всего 1-1,2 МВт (около 3%).

Остальную часть электроэнергии вырабатывали мелкие полукустарные установки при предприятиях (4,2 МВт или около 12 %). Всего в рассматриваемый период их насчитывалось около 27, однако их состояние оставляло желать лучшего: большая часть оборудования на них была изношенной15.

Таким образом, из анализа энергетической базы области видно, что крупными электростанциями сопоставимыми по мощности с Шатурской и Каширской ГРЭС (более 150 МВт) Куйбышевская область не располагала. Ясно осознавая проблемы области, власть задумывалась о строительстве в ней новых электростанций ещё в начале 1930 гг., но своевременной реализации этих идей помешал целый ряд технических проблем.

Первой начали проектировать Сызранскую ТЭЦ. В 1936 г. проектным институтом «Теплоэлектропроект» было выполнено проектное задание Сызранской ТЭЦ на 150 МВт, но из-за неготовности сланцевой базы, дальнейшее проектирование электростанции было  прекращено16.

Анализируя причины возникших при проектировании теплоэлектростанций проблем, необходимо отметить, что электроэнергетика 1930-х гг. как и ряда последующих годов, развивалась в соответствии с идеями В. И. Ленина и стратегией плана ГОЭЛРО, в которых главная ставка при строительстве теплоэлектростанций делалась преимущественно на местное и «низкосортное топливо». В набросках плана научно-технических работ для Академии наук В. И. Ленин, говоря об электрификации, считал использования «непервоклассных сортов топлива (торф, уголь худших сортов)…» обязательным17. Основная причина этого состояла в том, что сжигание на теплоэлектростанциях донецкого угля и особенно нефти признавалось «пределом самого варварского, самого хищнического отношения к… великому народному достоянию…»18, что в целом утверждалось совершенно справедливо, так как история показала, что нефть оказалась ресурсом очень ценным и многофункциональным. Однако вопросы добычи, переработки и сжигания твёрдых низкосортных видов топлива оказались непростыми.

Для решения проблемы сжигания низкосортного топлива постановлением СТО от 13 июля 1921 г., по инициативе В. И. Ленина, был создан «Всесоюзный теплотехнический институт»19.  Разрешение указанной проблемы стало основой его деятельности на многие годы.

Итак, основным топливом планируемых в Куйбышевской области теплоэлектростанций должно было стать местное топливо, таким в данном случае оказался кашпирский сланец20. Но долгое время вопрос о его рациональном использовании оставался нерешённым. Проводившиеся в 1937 г. эксперименты по его сжиганию на Саратовской ТЭЦ №1 были неудачными21. В зависимости от времени года влажность кашпирского сланца менялась, а размалывающие его мельницы ломались. Разработанные профессором Т. Ф. Макарьевым топки для сжигания торфа, со сланцами не справлялись22.  Кроме этого существовала проблема утилизации образующейся в огромных количествах от сжигания сланцев золы. Всё это вместе приводило к выводу, что как топливо для крупных теплоэлектростанций сланец не пригоден23. Однако к 1938 – 1939 гг. ситуация изменилась. Проходивший в 1939 г. XVIII съезд ВКП(б), в рамках осуществления планов третей пятилетки, поставил вопрос о сжигании сланца в качестве первоочередного. Причин этому было несколько.

Во-первых, как уже отмечалось, к концу 1930 гг. Куйбышевская область стала ведущим промышленным центром, и дальнейшему её развитию мешал дефицит электроэнергии. Во-вторых, на территории Среднего Поволжья были обнаружены крупные месторождения нефти, и из него планировалось сделать «второе Баку». Так, первые залежи глубинной нефти девонского отложения начали разрабатываться ещё в 1931 – 1934 гг24. В-третьих, в районе Самарской Луки в это время шли проектные изыскательские работы по выбору места проектирования и строительства Волжского гидроузла, который согласно совместному постановлению СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 10 августа 1937 г. помимо целей дальнейшей электрификации, должен был способствовать сооружению оросительных систем для всего Заволжья25. Только совокупность всех этих причин смогла сдвинуть ситуацию с мёртвой точки.

В результате напряженных работ «Всесоюзным теплотехническим институтом» была разработана как целая технология эффективного сжигания сланцев, так и необходимое для этого оборудование26. В утверждённом Главэнерго 29 апреля 1939 г. проектном задании Сызранской ТЭЦ отмечается: «Те препятствия, которые стояли до сих пор на пути полного освоения сланцев как энергетического топлива… к настоящему времени  в значительной степени преодолены»27. В качестве выхода из сложившейся ситуации на будущей Сызранской ТЭЦ ВТИ предложил перед размолом сланца в шаровых мельницах проводить предварительное его подсушивание в специально изобретённой для этого трубе-сушилке28. Подсушенный таким образом сланец должен был без проблем размалываться до нужной для сжигания фракции в шаровых мельницах. Изобретённая труба-сушилка эффективно решала проблемы «замазывания» мельниц и полного сжигания сланцев. Кроме этого в целях экономической эффективности, образовывающуюся от сжигания сланцев золу (до 60%) институт предложил, в виду её вяжущих свойств, использовать в качестве основной добавки в производстве строительных материалов.

Говоря о строительстве Сызранской ТЭЦ, нельзя обойти и немаловажный вопрос о точном выборе места её строительства29. Вопрос о местонахождении теплоэлектроцентрали неоднократно рассматривался специально созданными для этого комиссиями в 1931, 1936 и 1938 гг. Все три комиссии при выборе рассматривали пять основных вариантов30.

По одному из вариантов Сызранскую ТЭЦ планировалось возвести в районе с. Приволжье. Положительным фактором в этом варианте была близость находящейся неподалёку Обшаровской железнодорожной станции, однако удалённость от нефтяных месторождений, необходимость прокладывания нефтепровода через Волгу для планируемого нефтеперерабатывающего завода, отсутствие кооперирования при строительстве электростанции в случае отказа от сооружения последнего, а также относительная удалённость от кашпирских месторождений сланцев, привели к отказу от рассматриваемой площадки31.

Отклонён в виду небольшой площади строительной площадки – всего 200 га  – и волнистости рельефа был и вариант строительства ТЭЦ у с. Переволоки в районе Самарской Луки.

В качестве перспективной рассматривалась и площадка, расположенная в 2-3 км на востоке от г. Сызрани, однако и здесь сложность в сооружении водозабора и удалённость от сланцев, как и в варианте с площадкой у с. Приволжье, несмотря на все прочие положительные моменты, заставили от неё отказаться.

Решающим фактором в отказе от строительства ТЭЦ на горючем сланце в районе железнодорожной станции Безымянка, несмотря на множество положительных моментов, стало близкое расположение предполагаемой строительной площадки около мясокомбината, что по санитарным нормам было признано нецелесообразным, так как при сжигании сланцев в атмосферу в большом количестве выделялась сера32.

Во всех трёх случаях своей работы комиссии склонялись в пользу строительства будущей Сызранской ТЭЦ на образцовской площадке, находящейся в 8 км. на юге от Сызрани между с. Образцово и кашпирскими рудниками33. Ровность рельефа, большая площадь (800 га), близкое расстояние от Сызрани, наличие около площадки железной дороги, близость от нефтепромыслов, обеспеченность строительства электроэнергией от Кашпирской ЦЭС и, что было признано самым главным, близкое расположение кашпирских рудников (всего 6 км) – всё делало выбранную площадку подходящей. Сооружение ТЭЦ (первоначальной мощностью 36 МВт) было решено вести параллельно со строительством нефтеперерабатывающего завода, что облегчало задачу, как проектирования, так и строительства34.

Почти одновременно с проектированием Сызранской ТЭЦ шло проектирование и строительство Безымянской ТЭЦ и Волжского гидроузла в районе п. Красная Глинка.

Отказавшись от сооружения ТЭЦ в районе Безымянки на сланце, Главэнерго решило построить её на привозном донецком топливе (антрацитный штыб). Необходимость строительства теплоэлектроцентрали в районе Безымянки на 100-150 МВт было обусловлено целым рядом причин. Это как и наличие на Безымянке ряда промышленных предприятий, так и срочная необходимость строительства Волжского гидроузла. Проектирование и строительство Безымянской ТЭЦ, как видно из переписки Главэнерго с «Теплоэлектропроектом» и инженерами по строительству, велось, в виду срочности работ, параллельно, что, однако, по мнению некоторых современных исследователей, приводило как к серьёзным ошибкам, так и увеличению стоимости всех возводящихся объектов35.

Сооружение Безымянской ТЭЦ шло поистине ударными темпами. Недалеко от строительства располагался специально развёрнутый для этого лагерь заключённых (Безымянлаг). За строительство отвечало печально известное управление особого строительства НКВД («Особстрой»)36. На 1 декабря 1941 г. в лагере находилось 15427 человек [33, с. 85]. Непосредственно в строительстве теплоэлектростанции на 1 февраля 1941 г. участвовало 3040 заключенных37. Условия труда и содержания заключённых были тяжёлыми. На одного человека в лагере приходилось всего 0,8-1 м2; за счёт пребывания всё новых и новых людей лагерь испытывал перенаселение38. Техники при строительстве не хватало, и многие работы выполнялись вручную39. Благоприятным, однако, было то, что строительство снабжалось электроэнергией от Куйбышевской ГРЭС. Построена Безымянская ТЭЦ была в рекордно короткие сроки – сказывалась начавшаяся Великая Отечественная война. Официально пуск электростанции был осуществлён 18 октября 1941 г. Как хорошо известно, в годы Великой Отечественной войны на Безымянку было эвакуировано ряд важных предприятий авиационной и других видов промышленности, работа которых без Безымянской ТЭЦ была бы невозможной.

Окончание строительства Сызранской ТЭЦ произошло несколько позже: осуществлению строительства ТЭЦ война в данном случае воспрепятствовала. Пуск теплоэлектростанции был осуществлён лишь 31 декабря 1947 г40.

Строительство Волжского гидроузла (ныне Жигулёвской ГЭС им. В. И. Ленина) и вовсе затянулось. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) №1780-741 от 24.09.1940 г. официально строительство замораживалось из-за отсутствия свободной рабочей силы, что, однако, как видно из истории Безымянской ТЭЦ, едва ли могло быть истинной причиной.  Как пишет в своём исследовании Е. А. Бурдин, подлинная причина приостановки строительства состояла в серьёзных ошибках, допущенных в проектировании, что явилось следствием поспешности работ и волюнтаристском характере решений партии41. Скальные породы створ, где планировалось построить гидроузел, были с сильной «трещеноватостью». В итоге строительство Жигулёвской ГЭС было продолжено лишь 1950 гг., а место её строительства перенесено из района п. Красной Глинки на более подходящее место в районе г. Жигулёвска. Официальный пуск гидроэлектростанции состоялся только в мае 1959 г.

Подсчитывая экономический эффект от пуска всех трёх, проектировавшихся в конце 1930-х гг. электростанций, необходимо подчеркнуть, что их работа явилась мощным импульсом, оказавшим сильное влияние на развитие экономики всей Куйбышевской области.

Давно минуло то время, когда происходили изыскание, проектирование и строительство описываемых электростанций; во многом изменились и экономические реалии. Так, если раньше использование «непервоклассных видов топлива» считалось необходимым, что несомненно, исходя из условий того времени за некоторыми оговорками было верно, то в 1950 гг. с использованием газовых трубопроводов жёсткая необходимость в этом отпала. Однако не стоит забывать, что корни всей ныне существующей как электроэнергетической, так и экономической инфраструктуры имели своё начало в 1930 гг. Строительство описанных электростанций в рамках Куйбышевской области способствовало созданию в ней нефтяной промышленной базы и дальнейшему росту других отраслей промышленности, а построенная линия электропередач, соединяющая Жигулёвскую ГЭС с электроэнергетической сетью Москвы, вообще явилась предтечей будущей ЕЭС страны. И, хотя, как справедливо признано современными исследователями, строительство, в частности Волжского гидроузла, как и ряда других ГЭС, нарушило экологический баланс речной системы, недооценивать роль Жигулёвской ГЭС в создании ирригационной системы Среднего Поволжья было бы неправильным. Во многом этим шагом проблема зоны рискованного земледелия была разрешена.

На сегодняшний момент электростанции Самарской области претерпели естественные изменения: многократно увеличилась их мощность, назначение и характер используемого топлива; старые электростанции  были реконструированы и расширены, а мощность новых входящих в строй электростанций стала составлять  250 МВт, 465 МВт и более мегаватт. И всё же из общей мощности всех работающих в настоящее время электростанций области (около 7156,04 МВт) совокупная мощность Безымянской и Сызранской ТЭЦ вместе с Жигулёвской ГЭС составляет около 40 %.

Пересмотрена сегодня и политика проводившихся в прошлом экономических преобразований. Вполне закономерно и справедливо была почтена память репрессированных специалистов-энергетиков и политзаключённых Безымянлага. В их память 8 августа 2008 г. на Безымянской ТЭЦ состоялось торжественное открытие мемориальной доски. Вскрыты сейчас и ошибочные решения партии и правительства. Однако отделять современную экономическую и электроэнергетическую инфраструктуру Самарской области и страны в целом от первых трёх пятилетних экономических планов недопустимо.

 

Статья подготовлена вед. специалистом отдела ИОПАД Д.А. Шарониным и опубликована в № 28 альманаха «Телескоп».

 

Шаронин Д.А. Решение энергетических проблем Куйбышевской области во второй половине 1930-х гг. // Телескоп: Научный альманах. Вып. 28. Самара: Изд-во «Научно-технический центр», 2012 – 182 с., С. 24-36.

 

Примечания.

 
1 Захарченко А. В., Репинецкий А. И. Строго секретно. Особстрой-Безымянлаг. 1940 – 1946 гг. Самара: ООО «НТЦ», 2008.
2  Шарлот В. М.  На вахте огневой. Страницы истории Безымянской ТЭЦ. Самара: Парус, 2001.
3 Косихин А. В. Электрификация республик Среднего Поволжья в годы Великой Отечественной войны. С.155-163 // Проблемы изучения военной истории. Материалы Второй всероссийской научной конференции. Самара 15-16 апреля 2010 г. Т. 1.  ПГСГА, 2012. С. 170-176.
4 Воейков Е. В. Большой сланцевый проект 1930-х гг.: Ленинград и Поволжье // Вопросы истории. 2012. №5. С. 113-122.
5 Трухина М. Д. Развитие электроэнергетики Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны // Проблемы изучения военной истории. Материалы Второй всероссийской научной конференции. Самара 15-16 апреля 2010 г. Т. 1.  ПГСГА, 2012. С. 170-176.
6 Долгов В. П. Из истории формирования строительного комплекса Среднего Поволжья (1941-1944 гг.) // Проблемы изучения военной истории. Материалы Второй всероссийской научной конференции. Самара 15-16 апреля 2010 г. Т. 1.  ПГСГА, 2012. С. 177-183.
7 Бурдин Е. А. Гидростроительство в России: от Самарского Волгостроя к Большой Волге (1930 – 1980): Ульяновск: УЛГПУ, 2010.
8 Громов В. Безымянская ТЭЦ – энергия для победы // Живой журнал // http://v-gromov. livejournal.com/44666.html (дата обращения: 18.06.2012); Мирчинк М. Ф. Основные результаты геологоразведочных работ на нефть и газ за годы Великой Отечественной войны // Нефтяное хозяйство. 1945. № 23. С. 20-31; Стеклов В. Ю. Развитие электроэнергетического хозяйства СССР. 4 изд. М.: Энергия. 1979.
9  Филиал федерального казенного учреждения «Российский государственный архив научно-технической документации» (филиал РГАНТД). Ф. Р-272. Оп. 7-4. Д. 8,  9, 40, 46, 52, 53, 54, 65, 196.
10 Стенографический отчёт. XVIII съезд Всесоюзной коммунистической партии (б). 10-21 марта 1939 г. М.: Государственное издательство политической литературы, 1939. С. 27, 647.
11 Пятилетний план народно-хозяйственного строительства Самарского округа на период 1928/29-1932/33 гг. Самара: Окрплан, 1929. С.5.
12 Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 7851. Оп. 1. Д. 1754. Л. 4
13 Филиал РГАНТД. Ф. Р-272. Оп. 7-4. Д. 40. Л. 15, 16.
14 Там же. Д. 54. Л. 19.
15 РГАЭ. Ф. 7851. Оп. 1. Д. 593. Л. 4.
16 Там же. Д. 1754. Л. 4.
17 Набросок плана научно-технических работ // В. И. Ленин об электрификации. 2 изд. М.: Издательство политической литературы, 1964. С. 80, 81
18 План электрификации РСФСР. 2 изд. М., Госполитиздат, 1955. С. 65
19 Стеклов В. Ю. Развитие электроэнергетического хозяйства СССР. 4 изд. М.: Энергия. 1979. С. 26.
20 Воейков Е. В. Большой сланцевый проект 1930-х гг.: Ленинград и Поволжье // Вопросы истории. 2012. №5. С. 113-115.
21 Филиал РГАНТД. Ф. Р-277. Оп. 1-1. Д. 289.  Л. 9.
22 Там же. Д. 1042. Л. 5, 6 об, 47.
23 Там же. Д. 278. Л. 2.
24 Мирчинк М. Ф. Основные результаты геологоразведочных работ на нефть и газ за годы Великой Отечественной войны // Нефтяное хозяйство. 1945. № 23. С. 20
25 Бурдин Е. А. Гидростроительство в России: от Самарского Волгостроя к Большой Волге (1930 – 1980): Ульяновск: УЛГПУ, 2010. С. 144.
26 Филиал РГАНТД. Ф. Р-277. Оп 1-1. Д. 301. Л. 6 об.
27 РГАЭ. Ф. 7851. Оп. 1. Д. 592. Л. 4.
28 Там же. Л. 23.
29 Там же. Д. 593. Л. 4.
30 Там же. Д. 592. Л. 5 об.
31 Там же. Д. 592. Л. 139, 140.
32 Там же.
33 Там же. Л. 177.
34 Там же. Л. 140 об.
35 Бурдин Е. А. Гидростроительство в России: от Самарского Волгостроя к Большой Волге (1930 – 1980): Ульяновск: УЛГПУ, 2010. С. 153.
36 Захарченко А. В., Репинецкий А. И. Строго секретно. Особстрой-Безымянлаг. 1940 – 1946 гг. Самара: ООО «НТЦ», 2008. С. 13, 14.
37 Там же. С. 86.
38 Там же. С. 358.
39 Шарлот В. М.  На вахте огневой. Страницы истории Безымянской ТЭЦ. Самара: Парус, 2001. С. 3.
40 Стеклов В. Ю. Развитие электроэнергетического хозяйства СССР. 4 изд. М.: Энергия. 1979. С. 68.
41 Бурдин Е. А. Гидростроительство в России: от Самарского Волгостроя к Большой Волге (1930 – 1980): Ульяновск: УЛГПУ, 2010. С. 153.

 

Все статьи

РГАНТД
РГАНТД