Главная → Использование → Статьи, информации

Инженер изобретатель и писатель-фантаст А.П. Казанцев

Казанцев Александр Петрович — один из известнейших советских фантастов по праву считается корифеем отечественной научной фантастики. Он один из основоположников этого жанра в нашей стране. Его романами «Пылающий остров», «Арктический мост», «Купол надежды», «Фаэты» и другими зачитывалось не одно поколение молодых людей. Лучшим его романом остается его дебют — «Пылающий остров».

А.П. Казанцев родился 20 августа 1906 г. в Акмолинске1 в богатой купеческой семье. Отец будущего писателя — Петр Григорьевич Казанцев, наследник и совладелец миллионной купеческой империи, во время Гражданской войны служил в царской армии. Брошенный белым командованием запасной полк колчаковцев перешёл на сторону красных. В результате мобилизованный в белую армию П.Г. Казанцев, вернулся из Красной — заслуженным фронтовиком и инвалидом. Сам Александр Петрович в анкетах писал: «из служащих» (отец — директор протезной мастерской, мать — учительница). Вероятность получения Александром Казанцевым высшего образования в 20-х годах с подлинными анкетными данными можно оценить как очень небольшую.

Разносторонние способности ребенка поражали близких. От родителей Саша унаследовал любовь к музыке, исполнял на фортепиано произведения Бетховена, Моцарта, Шопена. С детского возраста Саша обыгрывал взрослых в шахматы.

Он учился в реальном училище в Петропавловске, затем поступил в техническом училище в Омске. Став студентом механического факультета Томского технологического института, он поражал однокурсников и профессоров феноменальными математическими способностями. Еще в студенческие годы увлекался изобретательством.

Начинал трудовую деятельность А.П. Казанцев как инженер-электрик. Сразу после окончания института был назначен главным механиком Белорецкого металлургического комбината. Он придумал и внедрил передвижение вагонеток с рудой на электромагнитной тяге. Здесь же он сделал свое первое изобретение, которое существенным образом повлияло на всю его дальнейшую судьбу. Он изобрел «электрическую пушку», которая, по его расчетам, могла бы стрелять на огромные расстояния и не только на земле, но и в космосе.

Никому не известный инженер с уральского металлургического комбината сумел попасть к С. Орджоникидзе и М. Тухачевскому. В 1931 г., находясь в командировке в Москве, он продемонстрировал им модель изобретенного им электрического орудия. С. Орджоникидзе и М. Тухачевский увидели в нем перспективу межконтинентальной стрельбы, поддержали конструктора, предоставив ему отдел в КБ артиллерийского завода в Подлипках. Модель передали в 1933 г. Всесоюзному Электротехническому институту (ВЭИ) в Москве, где он стал начальником производства опытного завода института и продолжал руководить разработкой электроорудий. Спустя три года изобретение А.П. Казанцева проходило испытания в боевых условиях на Керченском полуострове. Именно там А. П. Казанцев возглавлял особую группу Главного военно-инженерного управления. Сухопутная электроторпеда военинженера 3 ранга представляла собой переделанную из старого вездехода танкетку, начиненную взрывчаткой, направляемую к вражеским позициям прямо из окопа. Вот как описывает это сам Казанцев: «Сухопутная электроторпеда в полутьме выскочила из земляного укрытия и, ведомая из соседнего окопа, виляя, чтобы исключить прямое попадание вражеского снаряда, быстро достигла цели. Сумрак озарился фонтаном огня. Вражеская огневая точка была подавлена».2 Пушку сделали, но проблема источника питания осталась и тогда, и на последующие полвека нерешенной.

В ВЭИ А.П. Казанцев был привлечен А.Г. Иосифьяном3 — для совместной работы над применением принципа бегущего магнитного поля (линейный двигатель) к созданию электрического орудия дальнего боя, способного осуществлять безракетный разгон баллистических тел (например, снарядов) до космической скорости. Электрическая пушка4 имела целый ряд полюсов, создающих магнитное поле, в которое вводился снаряд, имеющий форму диска из антимагнитного вещества. Для разгона тяжелого снаряда с большой скоростью требовались сильные магнитные поля и большие токи. В качестве источника энергии для них предлагался заряженный конденсатор. В отчете о научно-исследовательской работе5, руководителями работ которой были А.Г. Иосифьян, Б.Д. Садовский и А.П. Казанцев, находящемся на хранении в филиале РГАНТД в г. Самаре, содержатся данные по испытанию модели электрической пушки: принцип действия, проверочный расчет модели, заключение о проделанной работе.

Работа над «электрической пушкой» позволила Казанцеву встречаться с такими великими физиками, как Абрам Иоффе и лауреаты Нобелевской премии Петр Капица, И.Е. Тамм. Он встречался с Ю.А. Гагариным и С.П. Королевым, писателями Александром Фадеевым и Иваном Ефремовым. С Иваном Антоновичем Ефремовым А.П. Казанцев дружил до самой смерти Ефремова, а, спустя много лет после его смерти единственный вступился за честное имя друга...

Одновременно, в 1936 г., А.П. Казанцев дебютировал в фантастике. Как-то А. Иоффе посоветовал А.П. Казанцеву принять участие в Международном конкурсе на лучшее либретто научно-фантастического фильма. Сценарий А.П. Казанцева «Аренида», написанным вместе с директором Ленинградского Дома учёных И. С. Шапиро, победил. Однако режиссер Эггерт, взявшийся за постановку, был репрессирован, и фильму не суждено было осуществиться. Но издательство «Детгиз» предложило А.П. Казанцеву написать по своему сценарию приключенческо-фантастический роман для детей. Так сценарий «Аренида», где советские ученые спасают Землю от летящего на нее астероида, расстреляв его из «электрической пушки», превратился позже в роман «Пылающий остров». Публикация романа стала началом 60-летней литературной карьеры Александра Казанцева6.

В 1939 г. А.П. Казанцев был главным инженером промышленного отдела советского павильона на Всемирной выставке «Мир будущего» в Нью-Йорке (США). Посетителям был показан действующий макет построенного в СССР Магнитогорского металлургического комбината. Автор панорамы — художник В. Кремер — в точности воссоздал не только комбинат с его мощными домнами, которые на макете достигали почти трех метров высоты, но и часть социалистического города — около полутора тысяч зданий. В панораме было проложено более 60 метров железнодорожных путей. Осуществлялось бесперебойное движение моделей железнодорожных составов, некоторые из них пробегали до 130-150 км в день. По предложению инженера А.Г. Иосифьяна была устроена так называемая магнитофугальная железная дорога. А.Г. Иосифьян впервые в мире создал асинхронный линейный двигатель в несколько десятков метров для макета «Магнитогорск». Вдоль железнодорожного полотна создается бегущее электромагнитное поле, которое увлекает помещенные в него железнодорожные составы. Движение поездов управляется специальным автоматом, без какого бы то ни было участия человека. Об этой выставке А.П. Казанцев написал свой первый очерк «Мир будущего»7. По его мнению, макет Магнитогорска был «гвоздем» советской экспозиции. Американцы часами простаивали у макета, наблюдая, как какая-то невидимая сила движет вагончики, останавливает их и вновь отправляет в рейс. Война помешала реализации творческих планов. Приоритет в этом деле, бесспорно, был наш.

На войну А.П. Казанцев пришел рядовым необученным солдатом, но с инженерной должностью. Когда его забрали в армию, то командиру саперного батальона, куда он был приписан, из Мытищ сообщили, что под видом солдата ему направляют видного инженера. После чего он назначил А.П. Казанцева своим помощником по технической части — помпотехом — с присвоением звания военного инженера III-го ранга.

Для отправки на фронт в батальон присылали автомобили в таком печальном состоянии, что на них опасно было проехать и несколько метров. И тогда А.П. Казанцев по своей инициативе организовал в Перловке под Москвой ремонтную базу. Попросил комбата построить батальон и предложил всем водителям, имеющим права, сделать десять шагов вперед, автомеханикам — пять, инженерам автомобильной специальности. Так был организован новый ремонтно-строительный батальон. Пользуясь тем, что в спешке эвакуировавшиеся из Москвы заводы оставляли автозапчасти на складах, их подбирали и, благодаря этому, приводили в порядок машины. А один из автомобилей пришел с Севера: вместо задних колес у него были гусеницы. Увидев небольшие гусеничные шасси, писатель придумал снабдить нечто подобное зарядом взрывчатки и дистанционным управлением. Из подручных материалов изготовили опытный экземпляр. Вот, что об этом вспоминает сам Л.П. Казанцев: «Я посмотрел и подумал: а что ели сделать эту танкетку самостоятельной: на электроприводе с разматывающимся саперным проводом? Спрятать в укрытие, и когда танки, как тогда ждали, появятся на улицах Москвы, управляя из другого места, направить ее на танк и вместе с ним взорвать? Мой друг профессор Иосифьян эту идею поддержал. Вскоре была создана госкомиссия. Демонстрация прошла блестяще, танкетку сразу приняли на вооружение. Была приостановлена эвакуация завода № 627 в Таманском переулке, его передали в наше распоряжение. Директором завода назначили Иосифьяна, меня — командиром специального военного батальона и Главным инженером. Мы сделали несколько десятков таких танкеток — сухопутных торпед, которыми можно было пользоваться прямо от электросети. Но главная особенность ее заключалась в том, что перебить саперный провод снарядом, который тянулся за ней следом, было также невозможно за то короткое время, что она двигалась к цели, как попасть дважды в одну воронку. Затем наступил критический день 16 октября 1941 года, когда вся Москва должна была быть эвакуирована, и я получил приказ всю технику и завод эвакуировать в Горький. Но мы выполнили этот приказ только наполовину. Доехали до Коврова, послали своего комиссара Виктора Жарова вперед в Горький организовывать филиал, а сами с Иосифьяном и группой отобранных инженеров вернулись в обратно Москву»8.

Благодаря связям А.Г. Иосифьяна на заводе были собраны все ученые, которые не смогли эвакуироваться, и имели идеи, нужные армии и не использованные. Так был создан самостоятельный, никому не подчиненный научно-исследовательский центр, который принес в те годы очень много пользы.

Маленькая торпеда быстро преодолевала препятствия, а попасть в нее практически невозможно. Испытывать ее на улицах Москвы не пришлось, и Казанцева, вместе с группой специалистов отправляют на Керченский полуостров. Испытывал новую технику в боевых условиях на Крымском фронте весной 1942 г. Со стороны завода группы инженерно-технических работников выезжали непосредственно на фронт для проведения боевых испытаний нового вооружения: весной 1942 г. группа работников завода, состоящая из 24 чел. во главе с А.П. Казанцевым 1,5 месяца находилась в составе инженерных войск Крымского фронта проводя экспериментальные боевые работы-задачи по испытаниям электроторпедных средств. Она выезжала на передовые позиции, где совместно с частями выполняла боевую задачу и одновременно проводила испытания торпед в бою. Инженеры — конструкторы на боевом опыте проверяли, что нужно и какие средства давать инженерным войскам, уясняли условия боевой обстановки, в которых приходилось применять и использовать инженерные средства.9 Испытания проходили более чем успешно, но все танкетки пришлось уничтожить, а самим эвакуироваться, так как армия отступала. Группа А.П. Казанцева с потерями достигла Керченской переправы, которая была плохо организована, и Александр Петрович взял организацию переправы в свои руки. Один из снарядов сбросил писателя в воду, и ему пришлось добираться до берега вплавь. В книге «Фантаст», он подробно описал эту переправу.

Группа А.П. Казанцева за время своего пребывания на фронте обучила и подготовила две команды специалистов по применению торпед, за что приказом по инженерным войскам Крымского фронта ей была объявлена благодарность.10 Сухопутные электроторпеды в последствии были применены в боях за Керчь в 1944 г. Их по достоинству оценил заместитель командующего фронтом генерал-полковник А.Ф. Хренов. В 1942 г. в письме секретарю ЦК ВКП(б) Г.М. Маленкову он писал: «Испытание на Крымском фронте электроторпед завода № 627, а также личное ознакомление с работами завода в Москве показали своевременность сформирования специалистов электротехнического подразделения как самостоятельной части, действующей в любых условиях боевой обстановки, укомплектованного, в основном, военно-инженерными электротехническими боевыми средствами — продукцией завода № 627 НКЭП. Назначение этой части должно заключаться в следующем: устройство электротехнических и минно-подрывных заграждений против пехоты и танков противника. Устройство подводных и надводных заграждений. Устройство скрытого и управляемого по радио и проводам минного поля. Усиление закрепления захваченных рубежей. Разведка и атака укреплений противника в составе отрядов разграждения и штурмовых групп. Обеспечение флангов при наступлении электротехническими и минно-подрывными средствами. Освещение полей ночью, борьба с прожекторами и другими осветительными средствами противника. Проведение светомаскировки... Прошу Ваших указаний Народному Комиссару Электропромышленности форсировать на заводе № 627 производство указанных выше новых электротехнических средств с тем, чтобы укомплектовать указанным табельным имуществом, в течение двух месяцев, специальную электротехническую часть Волховского фронта».11

История сухопутной торпеды на этом не заканчивается. Очень важную роль сыграла она в прорыве Ленинградской блокады, взрывая доты противника. То, что не под силу было авиации, артиллерии, пехоте, сделали танкетки. А о том, как пригодились сухопутные торпеды под Ленинградом, А.П. Казанцев узнал только через  40 лет после Победы над Германией. Как первый главный инженер того самого научно-исследовательского центра, а затем НИИ электромеханики, А.П. Казанцев был приглашен на торжественное заседание, где делал доклад полковник Иван Гаршин, Так вот оказалось, что, будучи лейтенантом, он командовал подразделением, вооруженным сухопутными торпедами. И эти торпеды пробили брешь в Ленинградской блокаде, взрывая вражеские доты. А.П. Казанцев в своих воспоминаниях пишет: «До тех пор я не знал, что моя торпеда принесла такую пользу блокадному Ленинграду. А не знал, потому что это было строго засекречено. И даже я, главный инженер завода, не был извещен о том, что мое изобретение сработало. Но мне это было не важно. Важно, что она выполнила ту невероятную фантастическую задачу, которой я поставил перед ней как инженер, становящийся фантастом»12. Ко дню 50-летия Победы эта электроторпеда была выставлена в Музее Победы на Поклонной горе. Там же стоит еще одно его изобретение — бронетанкетка, управляемая по проводам.

Успешная работа завода по созданию новых средств военно-инженерной электротехники для инженерных частей с использованием творческой инициативы бойцов и командиров Красной Армии, направленных на завод для реализации их предложений, позволило А.Г. Иосифьяну выйти в НКО и к Начальнику инженерных войск Красной Армии генерал-майору М.П. Воробьеву с предложением о создании при заводе специального инженерно-электро-технического батальона.

Командиром батальона был назначен А.П. Казанцев. Им в содружестве с другими инженерами и изобретателями завода в 1942 г. был разработан ряд мин и новых приспособлений для инженерных войск:13

-  «Противотанковая прыгающая мина ТПМ- 627 и контурная мина КМ-627»14. Обычные противотанковые мины ЯМ-5 и ТМ-35 взрываясь при наезде на них танка повреждали только его гусеницы и катки. Это объяснялось тем, что гусеничные мины взрывались в земле и от донной брони танка их отделяла воздушная подушка. Прыгающие мины взрывались при ударе о днище танка на наиболее выгодном для данной формы кумулятивного заряда расстоянии от брони. Благодаря этому небольшое количество взрывчатого вещества пробивало броню, осколки брони и мины летели во внутрь танка, поражая его экипаж и механизмы и полностью выводили танк из строя. ТПМ-627 являлась противотанковой прыгающей кумулятивной миной, уничтожающей экипаж и механизмы танка малым зарядом (360 гр. тола), пробивающим донную броню танка;

- «Контурная мина КМ-627»15. Контурная мина предназначалась для уничтожения танков противника путем создания особых «контурных минных полей». Испытания взрывателя контурной мины проводились в полевых условиях с помощью разработанных на заводе № 627 электрозамыкателей Э-21. Замыкатель устанавливался под дерновый слой с многократным пропуском по месту установки 12 — тонного танка и легковой машины весом в 3 тонны. Взрыватели контурной мины показали полную безотказность и надежность при правильно работающих электрозамыкателях;

- «Гальванический замыкатель (ГЗО-627) и мгновенный гальванический элемент Охотникова16 (МЭГО-627)»17. МЭГО-627 являлся мгновенным гальваническим элементом однократного действия, исполняющим одновременно функции электромеханического замыкателя и источника электрического тока и мог быть использован в качестве электрического взрывателя, предназначался для подрыва одного или нескольких электродетонаторов (электрозапалов). МЭГО-627 мог также применяться во всех типах мин или полевых фугасов нажимного действия и для приведения в действие сигнальных индикаторных приборов и устройств однократного действия и для поджигания.

В 1944 г. А.П. Казанцев совместно с В.А. Зубковым разрабатывает «Комплект чертежей и технические условия на подрывную мину типа ПМ-627»18. Мина представляла собой генератор постоянного тока смешанного возбуждения, приводимый в движение механическим пружинным приводом и предназначалась для воспламенения электрозапалов и электродетонаторов при производстве подрывных работ в средах, безопасных по газу и пыли. В этом же году А.П. Казанцев получил звание полковника и новое назначение — уполномоченный Государственного комитета обороны по демонтажу в Австрии заводов, работавших на нацистов, и отправке их в СССР.

Вместе с отправкой немецких заводов, он организует работу австрийских предприятий, без которых репарации невозможны. Совместно с И. Коробовым, Н. Зосимовичем и австрийскими инженерами удалось в кратчайший срок запустить паровозо- и вагоноремонтные заводы Штирии, заложив тем основы возрождения австрийской промышленности.

И там же, в Штирии, А.П. Казанцев попал в тяжелую автомобильную аварию. Теперь за его плечами был уже солидный аварийный список — начиная с железнодорожной катастрофы и катастрофы АНТ-25, заканчивая автомобильной аварией в Австрии, где его кто в шутку, а кто и всерьез называл «Вице-королем Штирии».

После войны А.П. Казанцев проявлял большой интерес к загадкам науки и трактовал их по-своему.

При содействии А.Фадеева получил возможность совершить два рейса на ледоколе «Георгий Седов» и посетить множество полярных станций. В разные годы появляются его знаменитые произведения: в 1952 г. издается «Мол „Северный"», переработанный в 1956 г. в роман «Полярная мечта», а в 1970 г. — в роман «Подводное солнце», «Планета бурь» (1959), «Лунная дорога» (1960), «Ступени грядущего» (1962), а в 1964 г.— роман «Льды возвращаются».

Он опубликовал ряд статей, эссе и художественных произведений, посвящённых загадке Тунгусского метеорита («Взрыв», «Гость из космоса», «Тунгусская катастрофа: 60 лет догадок и споров»). В них он высказывал версию, что метеорит на самом деле был кораблем инопланетных пришельцев, который взорвался при посадке. Казанцев указывал на сходства атомного взрыва в Хиросиме и взрыва метеорита, что, по его мнению, свидетельствовало в пользу искусственной природы этого тела.

В романе «Тайне нуля» обыграл теорию гравитации академика А.А. Логунова, альтернативную эйнштейновской специальной теории относительности.

А.П. Казанцев поддерживал и пропагандировал методики лечения, разработанные В.И. Дикулем и Г.А. Илизаровым.

В 1976-1977 гг. один из первых совместно с С.С. Григоровым — доктором медицинских наук, старшим научным сотрудником Института сердечно-сосудистой хирургии, а затем зав. отделением кардиологического центра АМН СССР, и другими получил авторские свидетельства на изобретения «Устройство для электропитания электрических аппаратов имплантируемых в человеческий организм»19 и «Электрический генератор»20 — электростимуляторов для сердца. В справках о творческом участии авторов в создании изобретений А.П. Казанцев значился как разработчик общей идеи и конструктивных схем аппаратов, а в заключении Всесоюзного Кардиологического Научного Центра АМН СССР, о возможности использования устройства для электропитания электрических аппаратов имплантируемых в человеческий организм, утвержденного академиком Е.И. Чазовым отмечено: «Идея автоматической подзарядки аккумуляторов для питания электрокардиостимуляторов, имплантированных в тело пациента, заложенная в изобретении А.П. Казанцева и др., представляется весьма обещающей... должна быть всячески поддержана и доведена до серийных образцов... Говоря о перспективе использования маятниковой миниэлектростанции в организме человека, надо иметь ввиду быть может даже большую потребность в них для различных стимуляторов или аппаратов, заменяющих работу больных органов (при диабете, травме позвоночника, атонии желудка и кишечника и т.п.)»21.

В романе «Сильнее времени» (1964-1972) «построил» звездолёт на энергии вакуума в соответствии с гипотезой М.М. Протодьяконова и И.Л. Герловина, споря со своими же прежними произведениями. В этом произведении Заслуженный деятель науки и техники, профессор М. Протодьяконов насчитал почти сто авторских научно-технических открытий и изобретений.

Космонавт Георгий Береговой отмечал, что задолго до того, как первый отечественный луноход проложил колею на спутнике нашей планеты, Казанцев предвосхитил в своей повести «Лунная дорога» (1960) основные элементы его конструкции.

Навестив однажды А. П. Казанцева в его московской квартире на Ломоносовском проспекте, Г. Береговой подарил писателю свою книгу «Угол атаки» с автографом, в котором упоминал о предвидении фантаста по конструкции лунохода, и советовал подумать о «марсоходе», чтобы путешествовать по руслам высохших рек в поисках исчезнувшей марсианской цивилизации.

Встречи с современными учеными (в том числе с Лео Сцилардом, Нильсом Бором и др.) питали научное воображение А.П. Казанцева. В 1972-1974 гг. он пишет трилогию «Фаэты». Роман «Купол Надежды» является художественным отражением научных идей академика Несмеянова. В это время выходят несколько собраний сочинений Казанцева, а сам он становится одним из активных «моторов» так называемой «молодогвардейской» школы фантастики.

В круг увлечений А.П. Казанцева входила история. Он переосмысливал в своих произведениях давние факты и темы, заставляя читателей иначе взглянуть на них. Вслед за Александром Дюма Александр Казанцев в романах «Острее шпаги» и «Клокочущая пустота» переносит читателей во Францию 17 века. Но если у Дюма это эпоха придворных интриг и дуэлей, то у Казанцева это — эпоха великих умов: математика Пьера Ферма, над теоремой которого до сих пор бьются ученые всего мира, и Сирано де Бержерака, писателя, вольнодумца и провидца. Казанцев настолько проникся изображаемой эпохой, что написал ряд удивительных по красоте сонетов, а стиль писателя стал витиеватым и изящным в духе того времени. Последние произведения писателя «Озарение Нострадамуса» и «Ступени Нострадамуса» рассказывают о жизни самого неординарного человека средневековья. Казанцев считался лучшим переводчиком катренов Нострадамуса и знатоком его творчества.

В 1981 г. А.П. Казанцев опубликовал автобиографию — весьма характерный документ, по которому вполне можно составить представление о том, какую роль отводил себе писатель в истории науки и литературы.

В 2001 г. был издан также фантастико-автобиографический роман «Фантаст», написанный в соавторстве с сыном Никитой Казанцевым22.

Интересы А.П. Казанцева были необыкновенно разносторонними: получив в юности музыкальное образование, он был автором фортепьянного концерта, баллады «Рыбачка». Какое-то время на радио шла его пьеса «Электронное сердце», для которой использовали записи величайших музыкантов-исполнителей. Одна из записей — Рихтер, игравший Бетховена. В последний момент выяснилось, что нужен еще один фрагмент. И тогда Александр Петрович сел за рояль и сыграл. Записали — музыкальный редактор даже не заметил, что это уже не Рихтер...

Книги писателя повлияли на их жизненный и профессиональный выбор многих людей. Космонавт Георгий Гречко именно А.П. Казанцева «винил» в том, что он стал служить космосу.

Наряду с миром фантастики у Александра Петровича было еще одно увлечение. Со школьных лет он не расставался с шахматами. С 1953 г. Казанцев — мастер спорта по шахматам. В 1964 г. получил титул Олимпийского чемпиона по шахматным этюдам. Пятнадцать лет был председателем Центральной комиссии по шахматной композиции СССР и 10 лет — вице-президентом Постоянной комиссии по шахматной композиции ФИДЕ. Прочитав книгу «Дар Каиссы», многие увлекались шахматами.

А. П. Казанцев награжден пятью орденами, в том числе Красной Звезды и Отечественной войны и многими медалями. В год 50-летия Победы ему была вручена настольная медаль Изобретателя, которую получили также известные ученые офтальмолог С.Н. Федоров и создатель авиационных двигателей академик А.И. Меркулов. Этой наградой А.П. Казанцев дорожил не меньше чем орденами. Его избрали академиком Академии российской словесности, членами которой в свое время были Державин и Карамзин, Вяземский и Пушкин. Председатель редколлегии серии «Библиотека фантастики»; член правления Московской писательской организации; заместитель председателя бюро секции прозы, лауреат пяти литературных премий, в том числе Международной премии по фантастике (Познань, 1976), премии «Аэлита» (СП РСФСР совместно с журналом «Уральский следопыт», 1981) и премии журнала «Молодая гвардия» за лучшее произведение года.

Роль А.П. Казанцева в истории отечественной фантастики неоднозначна, она многократно подвергалась крайне резким оценкам, как этическим, так и эстетическим. Некоторые критики называли его одиозной фигурой в истории современной научной фантастике, сравнивая с ролью Т.Д. Лысенко в «развитии» отечественной биологии. А.П. Казанцев очень точно и совершенно буквально воспринял эстетические и идеологические установки своего времени, и его романы идеально соответствовали «линии партии». Однако невозможно отрицать, что его ранние книги стали заметными вехами в развитии русской научной фантастики23.

Примечания:

1             До 1961 г. — Целиноград в Казахской ССР, ныне Казахстан

2             Казанцев А.П. Пунктир воспоминаний. Повесть о часах, переведенных на семьдесят пять лет назад (автобиографическая повесть). М. 1981

3          Иосифьян Андроник Гевондович — академик Армянской академии наук, доктор технических наук, профессор, директор завода № 627 (Всесоюзного научно-исследовательского института электромеханики Министерства электротехнической промышленности, ВНИИЭМ)

4             Филиал РГАНТД. Ф. Р-164. Оп. 4 — 1. Д. 28, 29

5             Там же. Д.29. Теория вопроса - Л.5-9; Недостатки системы — Л. 17

6             Уже в 1941г. появляется в печати фрагмент его романа «Арктический мост» (полностью опубликован в 1946 г.

7             Казанцев А.П. Мир будущего /Новый мир. 1939. № 12.

8             Казанцев А.П. Пунктир воспоминаний. Повесть о часах, переведенных на семьдесят пять лет назад (автобиографическая повесть). М. 1981

9             Филиал РГАНТД. Ф. Р-164. Оп. 4 — 1. Д. 29. Л.78

10           Там же. Л.25-26

11           Там же. Л. 79-81

12           Казанцев А. Пунктир воспоминаний. Повесть о часах, переведенных на семьдесят пять лет назад (автобиографическая повесть). М. 1981

13           Филиал РГАНТД. Ф. Р-480. Оп.4 — 1. Д. 4, 10, 12; Оп. 2 — 1. Д.148, 149; Оп.3-6. Д.8. Л.16-18, Д.9. Л. 110

14           Там же. Оп. 4-1. Д.6. Авторы — Ю.С. Хлебцевич, С.А. Дудель, А.П. Казанцев

15           Там же. Д.5. Авторы — Ю.С. Хлебцевич, М.Е. Жаботинский, А.П. Казанцев

16        Охотников Вадим Дмитриевич (1905- 1964) — советский прозаик, член Союза писателей. Инженер-изобретатель. Род. в Ельце (Липецкой обл.). Окончил Ленинградский (ныне — C-Пб.) институт инженеров звукового кино, работал инженером. Сделал более двух сотен изобретений и рацпредложений в разных областях электроники и военной техники (Филиал РГАНТД. Ф. Р-1. Оп. 1-5. Д.30862 — 30868; Оп. 2-5. Д.33585; Оп.3-5. Д.718, 3268, 3336, 3761 и др.). В 30-х годах им изобретена и разработана система звукозаписи в кино. Именно с применением системы звукозаписи Охотникова были сняты первые советские фильмы «Слава мира», представляют собой слабо беллетризованную популяризацию собственных ин­женерно-технических идей, что выдвинуло его в первые ряды послевоенной фанта­стики «ближнего прицела». Первая науч­но-фантастическая публикация — «Разго­вор по существу» (1944 г.)

17          Филиал РГАНТД. Ф. Р-480. Оп. 4 -1. Д. 10, 12. Авторы - В.Д. Охотников, А.П. Казанцев, Н.Н. Николаев

18           Там же. Оп. 2-1. Д. 148, 149

19           Там же. Ф. Р-1. Оп. 340 -5. Д. 1585

20           Там же. Оп. 401-5. Д. 226

21           Там же. Оп.340-5. Д. 1585. Л. 15-17

22         Для справки: Супругой Александра Ка­занцева была Татьяна Михайловна, дочь адъютанта императора Николая II пол­ковника Михаила Маламе. В семье Алек­сандра Петровича и Татьяны Михайлов­ны Казанцевых четверо детей. Старшая дочь — Нина Александровна, одна из первых в Советском Союзе женщин — атомщиц. За участие в создании атом­ной бомбы награждена орденом Лени­на. Сын — Олег Александрович (1934 г. рожд.), военный моряк, капитан 1 ранга, один из соавторов изобретения «Устрой­ство для электропитания электрических аппаратов имплантируемых в человече­ский организм». Дочь — Алёна Алексан­дровна (1944 г. рожд,), инженер-химик, научный сотрудник Института биофизи­ки. Сын — Никита Александрович (1957 г. рожд.), соавтор отца по роману «Звез­да Нострадамуса».

23          Александр Петрович Казанцев скончался 13 сентября 2002 г. на своей даче в Пере­делкино. Похоронен в Москве на Введен­ском кладбище


Кандидат исторических наук начальник отдела филиала
Российского государственного архива научно-технической документации в г. Самаре О.Н. Солдатова

Опубликовано: «Восьмые Ознобишинские чтения: Сборник материалов Международной научно-практической конференции (4-5 июля 2010 года)»
/ Под ред. О.М. Буранка, В.Н. Шкунова.— Инза-Самара: ПГСГА, 2010. —Т.I.— с. 197-203

Все статьи

РГАНТД
РГАНТД