Главная → Использование → Статьи, информации

Из истории создания реактивной артиллерии для Красной Армии (по документам филиала РГАНТД)

В фондах филиала Российского государственного архива научно-технической документации (РГАНТД) в г. Самаре хранятся заявочные материалы ученых, конструкторов, инженеров в той или иной степени принимавших участие в создании реактивной артиллерии в 1920-1940 гг.

Впервые реактивная артиллерия заявила о себе 14 июля 1941 года. В этот день в 15 часов 15 минут железнодорожную станцию Орша, занятую гитлеровцами, накрыл мощный огненный шквал. В Берлин полетели срочные донесения. Реакция Ставки немецкого верховного командования была мгновенной. Тем же днем всем командующим фронтов была отправлена первая директива: «Русские имеют автоматическую многоствольную огнеметную пушку… Выстрел производится электричеством. Во время выстрела образуется дым… При захвате таких пушек немедленно сообщать»1.

В другой директиве сообщалось: «…войска доносят о применении русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами. Из одной установки в течение 4-5 секунд может быть произведено большое число выстрелов…»2. Вскоре эта информация подтвердилась и весь мир узнал о появлении в Красной Армии нового грозного оружия – реактивной артиллерии.

Разработка боевых реактивных систем, названных народом ласковым именем «катюша», была закончена перед Великой Отечественной войной. Серийное производство боевых машин и реактивных снарядов к ним было организовано уже в годы войны.

Любой современный механизм, любая конструкция, как правило, не появляется на пустом месте и является результатом творческой деятельности больших коллективов людей самых разных специальностей. В основу разработки реактивной артиллерии легли исследования и открытия великих русских ученых К.Э. Циолковского и И.В. Мещерского, их талантливых последователей Ф.А Цандера и Ю.В. Кондратюка, а также открытия и изобретения русских артиллеристов Х1Х в., главным образом А.Д. Засядко, К.И. Константинова, И.П. Граве.

На различных этапах создания любой конструкции ведущую роль в ее разработке часто играют отдельные энтузиасты – ученые и изобретатели. Не является исключением и история создания «катюши». Так кто же тот гений, что принял эстафету от своих великих предшественников, кто создал самое грозное оружие Второй мировой войны?

В послевоенных советских справочниках создателем «нового типа вооружения» назван Костиков Андрей Григорьевич3, в 1938-1944 гг. стоявший во главе РНИИ. Кроме того, в своей автобиографии А.Г. Костиков писал: «В академии был одним из организаторов группы изучения реактивного движения, которая позже явилась первой группой по реактивной технике»4.

Курсантом воздушно-технического факультета Военно-воздушной инженерной академии имени Н.Е. Жуковского Костиков стал в 1930 году, приехав из Киева, имея за плечами опыт гражданской войны, киевскую военно-инженерную школу и большой опыт партийной работы.

Группа изучения реактивного движения (ГИРД) – это общественные организации при Осовиахиме, созданные в 1931 году в Москве и в Ленинграде, позже – в ряде других городов страны.

Председателем МосГИРД был Ф.А. Цандер. Здесь работали энтузиасты ракетной техники Б.И. Черановский, В.П. Ветчинкин, С.П. Королев, Ю.А. Победоносцев5.

Среди организаторов и активистов ЛенГИРД были Я.И. Перельман, Н.А. Рынин, В.В. Разумов (первый председатель ЛенГИРД), инженеры А.Н. Штерн, Е.Е. Чертовской, физики М.В. Гажала, И.Н. Самарин, М.В. Мачинский. Большую помощь в организации ЛенГИРД и ее работе оказали Б.С. Петропавловский и В.А. Артемьев6.

Но первым научным центром по проектированию ракет была Газодинамическая лаборатория (ГДЛ), созданная в 1921 году в Москве по инициативе Н.И. Тихомирова специально для разработки ракетных снарядов на бездымном порохе. Следует отметить, что проблемой создания пороховых ракетных снарядов Н.И. Тихомиров занимался с 1894 года, первым решив проблему устойчивого горения бездымного пороха в ракетной камере.

Исследования пороховых шашек ближайшим помощником Тихомирова талантливым конструктором и изобретателем В.А. Артемьевым, занимавшимся этой проблемой с 1915 года, способствовали продвижению разработки реактивных снарядов.

В 1927 году ГДЛ была перебазирована в Ленинград. К этому времени в ГДЛ был создан бездымный порох на нелетучем растворителе. В 1927-1933 гг. здесь же были разработаны ракетные снаряды нескольких калибров различного назначения7.

Основоположник исследований по конструированию реактивных снарядов на бездымном порохе Г.Э. Лангемак начинал свои исследования в ГДЛ (1928-1933 гг.). Его творческий вклад в создание будущей «катюши» особенно значителен: теоретические исследования и практические разработки Лангемака позволили довести характеристики снарядов до уровня, обеспечившего их прием на вооружение.
Разработки основоположников реактивной артиллерии В.А. Артемьева, Г.Э Лангемака и Б.С. Петропавловского отличались не только исключительной одаренностью, но и научной дерзостью. А как напряженно, результативно они работали!

Документы, хранящиеся в филиале Российского государственного архива научно-технической документации (РГАНТД) подтверждают это. За период с апреля 1930 года по июнь 1934 года ими поданы в Комитет по делам изобретений СССР 21 заявка, 19 из которых были подтверждены авторскими свидетельствами. Их научные интересы настолько тесно переплетались, что порой невозможно было точно определить степень участия каждого. «Пороховая ракета»8 В.А. Артемьева, «Способ получения порохового зерна в металлической оболочке»9 В.А. Артемьева и Г.Э Лангемака, «Реактивный снаряд с продольным стабилизатором и вращающимися частями»10 В.А. Артемьева и Е.С. Петрова, «Турбореактивный артиллерийский снаряд», «Реактивный снаряд с хвостовым оперением», «Заряд к артиллерийским снарядам» Б.С. Петропавловского и Г.Э. Лангемака11, «Реактивно-действующая артиллерийская система» и «Прибор, регистрирующий давление и реактивную силу газовой струи» Б.С. Петропавловского12 и др.

После смерти в 1930 году Н.И. Тихомирова начальником ГДЛ был назначен Б.С. Петропавловский, возглавлявший до этого разработку реактивных снарядов и пусковых установок. Именно он довел опытные образцы будущих «катюш» до первых официальных испытаний на земле и в воздухе. Понимая всю важность для обороноспособности страны проводимых здесь работ, Б.С. Петропавловский способствовал созданию Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ). Многое еще мог сделать Борис Сергеевич, но ранняя смерть в 1933 году прервала самоотверженную работу этого удивительного человека.

Таким образом, к 1933 г. в области ракетной техники работало несколько научных коллективов. Интересы дела требовали создания единой научно-исследовательской базы. Предложения специалистов были услышаны и поддержаны начальником вооружений Красной Армии М.Н. Тухачевским. В результате в конце 1933 года в Москве на базе ГДЛ и МосГИРД в системе Наркомвоенмора был создан первый в мире Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ). Директором института был назначен начальник ГДЛ И.Т. Клейменов, его заместителем – начальник ГИРД С.П. Королев, которого в апреле 1934 г. сменил на этом посту Г.Э. Лангемак.

В РНИИ талант Г.Э. Лангемака раскрылся наиболее ярко. Здесь он написал две монографии по расчету, конструированию и применению пороховых ракет, долгие годы служившие единственными пособиями в этой области, был руководителем комплексной темы «Разработка реактивной артиллерии для наземной, морской и воздушной стрельбы». Благодаря Г.Э. Лангемаку уже в декабре 1933 года в план РНИИ было включено исследование нитроглицеринового пороха, применение которого впоследствии позволило упростить снаряжение реактивных снарядов (РС) и увеличить дальность полета ракет. В результате к концу 1936 года в РНИИ закончилось составление полного комплекта технической документации на реактивные снаряды РС-82 и РС-132 в соответствии с требованиями Артиллерийского управления РККА к производству боеприпасов.

В 1937 г. Г.Э. Лангемак и Е.С. Петров закончили исследования, следующий этап которых требовал проведения стрельб с многозарядных пусковых установок. Между ГАУ и РНИИ был заключен договор, по которому 5% стоимости работ приходилось на проектирование и изготовление такой установки. Ее изготовление было поручено И.И. Гваю, в группу которого входили А.П. Павленко, А.С. Попов и др. Разработка специальных 132-мм реактивных снарядов велась группой, руководимой Л.Э. Шварцем, в составе В.А. Артемьева, Д.А. Шитова, А.С. Пономаренко, В. Лужина и др. Работа этих двух коллективов координировалась К.К. Глухаревым13.

А теперь вернемся к нашему главному герою. После окончания в 1934 году Военно-воздушной академии А.Г. Костиков пришел работать в РНИИ на инженерную должность. Но ни с первой самостоятельной научной работой «Разработка насоса для подачи топлива в кислородный жидкостный реактивный двигатель, ни со второй «Исследование теплового баланса кислородного ЖРД» новоиспеченный инженер не справился. В 1937г. начальник института И.Т. Клейменов назначает А.Г. Костикова начальником группы ЖРД, в которую вошли В.П. Глушко и М.К. Тихонравов, вменив ему только административные функции. Но вскоре Глушко возглавил самостоятельную группу, Тихонравов переключился на другую тему и Костиков остался не у дел14. О том, что произошло дальше в книге очевидца и участника последующих событий Ю.А. Победоносцева «Первые старты» сказано одной лишь фразой: «В этот период – осенью 1937 года – в РНИИ произошла смена руководства»15. «Смена» прошла очень вовремя и очень удачно для Костикова - он назначается главным инженером, а чуть позже начальником РНИИ. Детали этого неожиданного назначения стали известны после публикации в 1988 году в журнале «Наука и жизнь» статей генерал-лейтенанта юстиции в отставке Б.Викторова и А. Баженова16.

В 1937 году А.Г. Костиков подал в партком заявление, где прямо назвал руководителей и ведущих специалистов РНИИ И.Т. Клейменова, Г.Э. Лангемака, В.П. Глушко, С.П. Королева и других сотрудников института вредителями17. Донос, как и следовало тогда ожидать, возымел действие. Все перечисленные «вредители» были арестованы. И.Т. Клейменов и Г.Э. Лангемак вскоре расстреляны, а В.П. Глушко и С.П. Королев получили по 10 лет лагерей. Вот благодаря чему карьера А.Г. Костикова так стремительно изменилась.

Несмотря ни на что, работа над созданием ракетного оружия продолжалась. В октябре 1938 г. конструкторами А.П. Павленко и А.С. Поповым был разработан проект первой 24-зарядной самоходной пусковой установки для стрельбы 132-мм реактивными снарядами. К началу декабря в мастерских РНИИ изготовили опытную установку и подготовили к испытаниям. К декабрю же была подготовлена первая партия реактивных 132-мм снарядов, разработанных специально для этой установки группой Л.Э. Шварца. Полигонные испытания, проходившие с декабря 1938 г. по февраль 1939 г., вскрыли ряд серьезных недостатков. Доработкой конструкции 132-мм снарядов занимались А.С. Пономаренко, Д.А. Шитов, В.А. Артемьев, Л.Э. Шварц и Е.С. Петров18. Конструкторы А.С. Попов и С.М. Степанов продолжили работы по созданию более совершенного образца пусковой установки.

Тем временем 9 апреля 1939 года в Отдел изобретений НКО СССР поступает заявление заместителя директора по научно-технической части РНИИ, военинженера 1 ранга Костикова А.Г. и начальника группы № 2 инженера-механика Гвая И.И. о выдаче им авторского свидетельства на «Механизированную установку для стрельбы ракетными фугасно-осколочными, зажигательными и прочими снарядами, калибров 82 мм, 132 мм и 203 мм»19. В примечании к описанию своего изобретения заявителями отмечено: «Механизированная установка для калибра 132 мм, изготовленная под руководством и по проекту авторов настоящей заявки, прошла полигонные испытания отстрелом»20.

Судя по хорошо сохранившимся приложенным фотографиям, это был первый вариант пусковой 2-х рядной установки с поперечным креплением 24 направляющих, над которой действительно работал И.И. Гвай. 19 февраля 1940 года на «Механизированную установку для стрельбы ракетными снарядами различных калибров» было выдано авторское свидетельство № 3338 но уже трем авторам: Костикову А.Г., Гваю И.И. и Аборенкову В.В.21 (заместителю начальника ГАУ). Позже, когда после оглушительного дебюта батареи капитана Флерова под Оршей Сталин поинтересовался, кто сделал новое оружие, ему были названы эти три фамилии22.

И не важно, что в начале апреля 1939 г. А.С.Поповым и В.Н. Галковским были представлены два новых проекта самоходной многозарядной пусковой установки: первый - с поперечным расположением тех же 24 направляющих, второй (работа над которым велась при активном участии А.П. Павленко) – принципиально новая схема 16-зарядной установки с продольным расположением направляющих. Технический совет РНИИ одобрил проект Галковского. «Механизированная установка 2-й образец» (МУ-2) после доработки и принятия на вооружение получила название «боевая машина БМ-13», более известная как «катюша»23.
Создание рабочего проекта, составление технической конструкторской документации, постройка и испытание пусковой установки БМ-13 проводились под руководством И.И. Гвая конструкторами В.Н. Галковским, А.П. Павленко, А.С. Поповым, Н.М. Давыдовым, С.А. Пивоваровым, С.С. Смирновым, И.В. Ярополовым24.

С 15 по 17 июня 1941 г. экспериментальные боевые машины БМ-13 приняли участие в смотре образцов вооружения Красной Армии. Присутствовавшие на смотре Нарком обороны С.К. Тимошенко, Нарком вооружения Д.Ф. Устинов, Нарком боеприпасов Б.Л. Ванников и Начальник Генштаба Г.К. Жуков дали высокую оценку новому ракетному оружию.

21 июня 1941 года, буквально за несколько часов до начала войны, было принято решение о развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки БМ-13.
Через месяц с небольшим после начала войны «за выдающиеся заслуги в деле изобретения и конструирования одного из видов вооружения, поднимающего боевую мощь Красной Армии» Костикову А.Г. было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

В 1942 году Реактивный научно-исследовательский институт за создание качественно нового оружия был награжден орденом Красной Звезды. Ряду сотрудников института в 1941 и 1942 годах присуждены Сталинские премии, в том числе и А.Г.Костикову.

Нет возможности определить полно и точно долю участия всех создателей «катюши», но, кроме упомянутых, следует назвать хотя бы тех, кто был ведущим по основным темам: Ю.А. Победоносцев, И.В. Воднев, С.П. Горшков, М.С. Кисенко, А.Д. Кочуев, Л.П. Лобачев, В.А. Лужин, М.Е. Новиков, Ф.Н. Пойда, М.К. Тихонравов, М.Ф. Фокин25.

Залпы батареи капитана И.А. Флерова положили начало становлению ракетных войск, получивших в годы войны наименование Гвардейских минометных частей (ГМЧ). По иронии судьбы первым командующим ГМЧ стал генерал-лейтенант артиллерии В.В. Аборенков.

Но фортуна - дама капризная. 18 февраля 1944 года постановлением ГКО за развал работы, граничащей с преступлением, А.Г. Костиков был снят с должности директора РНИИ. Тогда же и встал вопрос о правомерности получения им и Аборенковым авторского свидетельства на установку БМ-13. Оба признались, что к созданию реактивных снарядов никакого отношения не имели26.

Все вопросы доработки и организации серийного производства «катюши», родоначальницы реактивной артиллерии, пришлось решать в сложной военной обстановке. Впрочем, это уже выходит за границы нашей темы.

           
Тихомиров Н.И.       
Артемьев В.А.         
Лангемак Г.Э.         
Петропавловский Б.С.Клейменов И.Т.         
Победоносцев Ю.А.

1 Ю.А. Победоносцев, К.М. Кузнецов. Первые старты. М., 1972. С. 4.
2 Там же.
3 Большая советская энциклопедия. 2-е изд. Т. 23. М., 1953. С. 126.
4 Я. Голованов. Лжеотец «катюши». //Огонек. № 50. 1988. С. 22.
5 Космонавтика. Маленькая энциклопедия. М., 1970. С. 307.
6 Там же. С. 257.
7 Там же. С. 92.
8 Филиал РГАНТД . Ф. Р-1. Оп. 47-5. Д. 1542.
9 Там же. Д. 693.
10 Там же. Д. 2074.
11 Там же. Оп. 2-5. Д. 5993; Оп.47-5. Д. 1472, 1303.
12 Там же. Оп. 47-5. Д. 696, 705.
13 Ю.А. Победоносцев, К.М. Кузнецов. Указ. соч. С. 41.
14 А. Баженов. Одни лишь факты. // Наука и жизнь. № 12. 1988. С. 77.
15 Ю.А. Победоносцев, В.М. Кузнецов. Указ соч. С. 37.
16 Б. Викторов. Возвращение имени//Наука и жизнь. № 5, 1988; Кто есть кто.//Наука и жизнь. № 12. 1988; А Баженов. Одни лишь факты.// Наука и жизнь. № 12.1988.
17 Б.Викторов. Кто есть кто.// Наука и жизнь. № 12. 1988. С. 75.
18 Ю.А. Победоносцев, В.М. Кузнецов. Указ соч. С. 44.
19 Филиал РГАНТД. Ф. Р-1.Оп. 49-5. Д. 103.
20 Там же. Л. 6.
21 Там же. Л.9.
22 Б. Викторов. Кто есть кто. Указ. изд. С. 75.
23 Ю.А.Победоносцев, В.М. Кузнецов. Указ. соч. С. 45.
24 Там же. С. 46.
25 В. Лихачев, А. Баженов. Создатели реактивной артиллерии.// Наука и жизнь. № 6. 1986.
26 Б. Викторов. Кто есть кто. Указ. изд. С. 76.

Максакова О.С.

Все статьи

РГАНТД
РГАНТД