Главная → Использование → Статьи, информации

Методы начального этапа репрессий советской власти в отношении интеллигенции на примере Н.Р. Брилинга и Н.А. Бердяева

(творческая работа ученицы 9 класса МОУ СОШ № 6 им. М.В. Ломоносова г.о. Самара Игнатенко Екатерины, занявшая призовое место на третьих областных научно-технических чтениях «Память о прошлом», проходивших в апреле 2010 г. на базе филиала РГАНТД. Научный руководитель – учитель истории и обществознания Дукарец О.И.)

I. Введение.

Более 80 лет назад из России не по своей воле были отправлены в изгнание свыше 200 политических деятелей науки и техники, ученых, философов, писателей, экономистов из Москвы, Петрограда и других городов. Эта акция, получила название «философский пароход». Она объединила общественную жизнь России, её науку и культуру и стала своеобразным символом русской эмиграции. Эта тема долгое время оставалась белым пятном в советской истории, её изучение было попросту запрещено. Политические репрессии 20 – 30-х гг. XX века остаются объектом внимания исследователей, как у нас в стране, так и за рубежом. Они по-прежнему являются одним из дискуссионных вопросов для современной историко-правовой науки. Несмотря на большое количество самых разнообразных работ по данной проблематике, многие аспекты изучения природы политических репрессий продолжают оставаться не до конца изученными и требуют более углубленного и всестороннего анализа.

Объектом данного исследования являются репрессии 20-х гг. в нашем государстве. Предмет – методы репрессивной политики в отношении технической и гуманитарной интеллигенции на примере Брилинга и Бердяева.

Цель нашей работы – оценить методы начального этапа политических репрессий в отношении технической и гуманитарной интеллигенции.

Пред нами стояли следующие задачи:

1.   Выяснить основные этапы репрессий начала 20-х гг.

2.   Выделить причины высылки интеллигенции.

 
3.   Показать, как проходила подготовка и осуществление репрессивной политики.

4.   Показать методы репрессивной политики в отношении Бердяева и Брилинга.

При работе нами были использованы советские источники: письма В.И. Ленина к Дзержинскому1, В.И.Ленина к Сталину2, списки высылаемых ОГПУ3. Среди источников русского зарубежья – воспоминания Михаила Осоргина, К.Н. Леонтьева, Ф.А. Степунова и др.

 

При подготовке мы опирались на монографии и архивные вестники, предоставленные Самарским филиалом РГАНТД:

1.     Год 1922. «Философский пароход» // Родная газета. 27.09.2007. № 32. // (http://www.Rodgaz.ru//)

2.     Письмо И.В. Сталину. 21.02.1922 г. // Отечественные архивы. 2003. № 1.

3.     Письмо И.Ф. Дзержинскому. 19.05.1922г. // Отечественные архивы. 2003. № 1.

Работа состоит из 5 частей: введения, основной части, разделенной на 2 главы, заключения, списка источников и литературы и приложений в количестве 4.

                                 

Глава 1. Политическая обстановка в стране к 1922 г.

1.1. Этапы политических репрессий начала 20-х гг.

Сегодня, изучая архивные документы, можно более подробно восстановить картину всех обстоятельств, послуживших непосредственным поводом к столь неординарному шагу советского правительства. Уже в начале 1920 г. перед ВЧК и его органами на местах была поставлена задача вести гласный и негласный надзор за политическими партиями, группами и лицами. В августе того же года, по указанию руководства страны, в связи «со значительным расширением числа антисоветских партий Чрезвычайная комиссия серьезно приступила «к точному учету всех членов антисоветских партий», к числу которых были отнесены партии: эсеров (правых, левых и центра), меньшевиков, народных социалистов, объединенной еврейской социалистической партии, мелкобуржуазных народнических партий, все члены евангелическо-христианских и толстовских обществ, а также анархисты всех направлений. Кроме того, социальное происхождение (бывшие дворяне) и активная общественная деятельность большинства представителей интеллигенции не оставляли им шансов избежать политических репрессий не только в 20-х, но и в будущем.

«Операция» против инакомыслящих представляла собой не одномоментное действие, а серию последовательных акций, направленных на изменение ситуации в разных социально-политических «сегментах» республики Советов. Можно выделить следующие ее основные этапы: 1) аресты и административные ссылки врачей, участников 2-го Всероссийского съезда врачебных секций и секции врачей Всемедикосантруда – 27–28 июня; 2) репрессии вузовской профессуры – 16–18 августа и, 3) «профилактические» мероприятия в отношении «буржуазного» студенчества – с 31 августа на 1 сентября 1922 г. Добавим, что в этот же период проходили аресты руководителей политических партий, оппозиционных большевикам. Кроме того, некоторые современные исследователи включают в число высланных в рамках операции против «антисоветской» интеллигенции 60 политических заключенных, депортированных из Грузии, которые прибыли в Берлин 3 декабря 1922 г. Такова примерная схема этого драматического эпизода российской истории XX в.4

 

1.2. Причины высылки интеллигенции.

По мнению некоторых исследователей, причиной высылки интеллигенции была неуверенность руководителей молодого государства в способности удержать власть. После Гражданской войны сменилась политика военного коммунизма на новый экономический курс, который разрешил рыночные отношения и частную собственность, а это могло спровоцировать всплеск политических требований. Поэтому отступление в экономике правительство решило сопроводить политикой «закручивания гаек», беспощадным подавлением любых оппозиционных выступлений. Замысел этой акции начал вызревать у большевиков ещё зимой 1922 г., когда они столкнулись с массовыми забастовками профессорско-преподавательского состава вузов и оживлением общественного движения. 21 февраля 1922 г. в письме к И.В. Сталину Ленин предложил уволить 20 – 40 профессоров обязательно5. Речь шла о профессорах Московского Высшего Технического Училища (МВТУ), а уже 19 мая 1922 г. в секретном письме Ф.Э. Дзержинскому были изложены конкретные инструкции по подготовке к высылке контрреволюционных профессоров, писателей, философов6.

Но в центре внимания оказались не те, кто действительно боролся с государством, а лишь его потенциальные оппоненты. Именно в способности интеллигенции к инакомыслию крылась угроза для власти, поскольку, как хорошо усвоили большевики из собственного опыта, и «теория становится материальной силой, когда она овладевает массами» (К. Маркс). Не удивительны, поэтому постоянные меры Советской власти по ограничению возможностей   любой   теоретической   работы,   особенно   в   области обществоведческих наук, исключая чисто технические сферы науки, не удивительны и высылки из страны видных деятелей культуры небольшевистского направления.

Вожди большевиков не скрывали, что считают высылку актом милосердия. Об этом в интервью, опубликованном летом 1922 года в «Известиях» говорил Л.Д. Троцкий: «Те элементы, которые мы высылаем или будем высылать, – заявил он, – сами по себе политически ничтожны. Но они – потенциальные орудия в руках наших возможных врагов. В случае новых военных осложнений... все эти непримиримые и неисправимые элементы окажутся военно-политической агентурой врага. И мы будем вынуждены расстреливать их по законам войны. Вот почему мы предпочитаем сейчас, в спокойный период, выслать их заблаговременно. И я выражаю надежду, что вы не откажетесь признать нашу предусмотрительную гуманность и возьмете на себя ее защиту перед общественным мнением»7.

По мнению М.Е. Гловацкого, высылка интеллигенции была спланированной, масштабной политической акцией, тщательно организованной руководством компартии и проведенной ГПУ. Касаясь вопроса об инициаторах самой «идеи» высылки инакомыслящих, кроме уже называемых ранее Ленина, Троцкого и Зиновьева, автор обращает внимание на роль Сталина (ранее об этом не писалось), выступавшего своеобразным координатором действий между ЦК РКП (б) и ГПУ, роль которого, начиная с лета 1922 г. «в организации высылки интеллигенции неуклонно повышается». Интеллигенция долгие годы готовила Революцию. На практике идеи свободы и справедливости были потоплены в море насилия и разрушения. Планируя «светлое» будущее, ее «духовные отцы» забыли о человеке. Реальная революционная практика открыла глаза некоторым теоретикам революции на их трагические ошибки, но повернуть время назад было уже невозможно. Многие из тех, кто когда-то увлекался марксизмом и критиковал консерваторов после падения самодержавия и прихода большевиков к власти, скорректировали свои взгляды. Так, слова, сказанные Н.А. Бердяевым на лекции, прочитанной в 1920 г. в Вольной академии духовной культуры, звучат совсем по-леонтьевски: «Социализм... не осуществит равенства, а создаст лишь новую вражду между людьми, новую разобщенность и новые неслыханные формы гнета». К.Н. Леонтьев еще в конце XIX века писал о том, что в XX веке «то, что теперь – крайняя революция, станет... охранением, орудием строгого принуждения, дисциплиной, отчасти даже и рабством...»; и предсказывал, что при социализме будет создано новое рабство в виде жесточайшего подчинения лиц мелким и крупным общинам, а общин – государству8.

 

1.3. Репрессии 1922 г.

Основная работа по подготовке к высылке интеллигенции была возложена на Государственное политическое управление, которое уже имело опыт в этой работе.

Так, еще в мае 1921 г. в целях выявления инакомыслящих в важнейших государственных учреждениях страны, в том числе в наркоматах и университетах, были созданы «бюро содействия» работе ВЧК. Их члены из числа партийных и советских руководителей (коммунисты с не менее чем 3-летним партийным стажем) собирали разнообразную информацию об антисоветских элементах в своих учреждениях. Кроме того, в их обязанности входило наблюдение за проведением съездов, собраний и конференций. Информационные материалы «бюро», являясь строго секретными, концентрировались в 8-м отделении секретного отдела ВЧК – ГПУ.

Непосредственное проведение мероприятий по высылке интеллигенции в ГПУ возложили на 4-е отделение секретного отдела, отвечавшее «за работу с интеллигенцией». Позднее на базе этого было создано «особое бюро по административной высылке антисоветской интеллигенции». При негласной помощи бюро содействия, чекисты опрашивали руководителей наркоматов, секретарей партийных ячеек вузов, научных учреждений и таким образом составляли характеристики на опальных интеллигентов.

По воспоминаниям Михаила Осоргина, это тянулось больше месяца. Всесильное ГПУ оказалось бессильным помочь нашему «добровольному» выезду за пределы Родины. Германия отказала в вынужденных визах, но обещала немедленно предоставить их по нашей личной просьбе. И вот нам, высылаемым, было предложено сорганизовать деловую группу с председателем, канцелярией, делегатами. Собирались, заседали, обсуждали, действовали. С предупредительностью (иначе – как вышлешь?) был предоставлен автомобиль нашему представителю, по его заявлению выдавали бумаги и документы, меняли в банке рубли на иностранную валюту, заготовляли красные паспорта для высылаемых и сопровождающих их родных. Среди нас были люди со старыми связями в деловом мире, только они могли добиться отдельного вагона в Петербурге, причем ГПУ просило прихватить его наблюдателя, на долю которого не оказалось проездного билета; наблюдателя устроили в соседнем вагоне. В Петербурге сняли отель, кое-как успели заарендовать все классные места на уходящем в Штеттин немецком пароходе. Все это было очень сложно, и советская машина по тем временам не была приспособлена к таким предприятиям. Боясь, что всю эту сложность заменят простой нашей «ликвидацией», мы торопились и ждали дня отъезда9.

10 августа Политбюро утвердило составленные комиссией списки подлежащих высылке научных и общественных деятелей Москвы, Петрограда и Украины. В списках на высылку оказались известные философы, деятели науки и техники, такие как Николай Романович Брилинг – профессор МВТУ и Николай Александрович Бердяев.

По данным А.С. Когана (на основе архивных материалов РГАСПИ) в списках на высылку значилось на 3 августа 1922 г. – 74 чел., на 23 августа – 174 чел., из них: 1) по Украине – 77 чел.; 2) по Москве – 67 чел.; 3) по Петрограду – 30. По подсчетам В.Л. Соскина, сделанных на базе архивных материалов Архива Президента Российской Федерации, в списках на высылку значилось 197 человек. Из документальных материалов, хранящихся в Центральном архиве ФСБ России, следует, что «кандидатами» на высылку числились 228 человек. В настоящее время удалось выявить сведения о судьбе 224 человек, которые, в той или иной мере, пострадали в результате репрессий 1922 – 1923 гг.10

Основная репрессивная операция была проведена 16 – 18 августа 1922 г. Среди заключенных в тюрьмы ГПУ или оставленных под домашним арестом оказались известнейшие философы, историки, правоведы, писатели и литераторы, экономисты и финансисты, математики, инженеры и естественники, деятели кооперативного движения, врачи. Несколько позднее были разысканы и отправлены в тюрьму или заключены под домашний арест философы и социологи П.А. Сорокин, Ф.А. Степун, И.А. Ильин, Б.П. Вышеславцев, писатель М.А. Ильин (М.А. Осоргин), врач Н.Н. Розанов, историк Н.А. Рожков, кооператоры Н.И. Любимов и Н.П. Ромодановский, инженер П.И. Пальчинский и др. Все они были допрошены или дали ответы на заранее подготовленные вопросы об отношении к советской власти и проводимой большевиками политике. В основном, никто из арестованных против власти не выступал. Однако, будучи людьми мыслящими, они и не думали скрывать свое отношение к ней. Например, С.Е. Трубецкой на вопросы следователя ГПУ ответил: «На структуру Советской власти и на созданное ею пролетарское государство я смотрю с большим интересом как на совершенно новое для мира историческое явление; я никогда себя не считал пророком и поэтому не знаю, что получится из этого развития, но теперешняя давность Соввласти и России привела меня к твердому убеждению, что это, по-видимому, необходимый фазис ее исторического развития». Большинство подследственных считало, что «отрыв от родной почвы для русской интеллигенции является «весьма болезненным и вредным», а основная ее задача – «содействие распространению в стране положительных научных знаний и просвещения, в котором нуждаются все слои общества»11.

С арестованных были взяты две подписки: обязательство не возвращаться в советскую Россию и выехать за границу за свой счет. Кроме вещей разрешалось взять небольшое количество валюты по 20 долларов на человека, но ее не было, так как за её хранение полагалось тюрьма, а в отдельных случаях даже и казнь. Власть выдворяла из страны людей составлявших цвет нации, без средств к существованию. 29 сентября 1922 г. из Петрограда отплыл первый философский пароход «Обербургмистр – Хакен», пассажиром которого и был философ Н.А. Бердяев. Всего на борту находилось 30 – 33 человека.

17 ноября 1922 г. из Петрограда отплыл второй пароход «Пруссия», на котором в изгнание отправились еще 17 человек. Необходимо отметить, что в защиту арестованных поступали ходатайства от государственных и общественных организаций, и даже от некоторых большевистских руководителей лично знавших заключенных. Еще накануне отправки за границу, 31 августа на заседании комиссии по высылке под председательством Ф.Э. Дзержинского в результате ходатайства было оставлено 9 питерцев и 19 москвичей. Таким образом, при повторном рассмотрении дел было решено оставить ту часть интеллигенции, которая может ещё принести пользу стране.

               

Глава 2. Политика советской власти в судьбах технической и гуманитарной интеллигенции.

2.1. Н.Р. Брилинг

Таким нужным человеком оказался Николай Романович Брилинг (1876 – 1961) – известный ученый, профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, член-корреспондент АН СССР, один из основоположников теории поршневых двигателей внутреннего сгорания, крупнейший ученый теплотехник, автор фундаментальных работ по паровым и газовым турбинам. В августе 1922 г. в рамках по высылке интеллигенции, проведенной по инициативе В.И. Ленина, Николай Романович арестовывается вместе с профессорами МВТУ. Так как списки высылаемой интеллигенции были утверждены на заседании Комиссии Политбюро ЦК РКП(б) заранее. Вот какую характеристику заслужил ученый: «Брилинг Николай Романович. Проживает по Малознаменскому пер., д. 7, кв. 26. Бывший декан механического отделения. Принадлежит к руководящей группе правой профессуры. На лекциях ведет антисоветскую агитацию, пользуется влиянием среди студентов. Имеет связь с контрреволюционной организацией. Произвести обыск, арест и выслать за границу. Комиссия с участием тт. Богданова, Середы, Хинчука и Лихачева высказалась за высылку. Главпрофоб за высылку»12. Но из внутренней тюрьмы Брилинг попадает не за границу, а в Контрразведывательный отдел ГПУ и привлекается за контрреволюционную деятельность. Контрреволюционная деятельность профессоров заключалась в борьбе за «автономию» высшей школы и за улучшение материального положения профессуры и студенчества. Фамилия Брилинга стояла 10 в списке. После ходатайства ряда деятелей и писем Николая Романовича к Дзержинскому и Ленину 8 сентября ученого освобождают. Однако 28 сентября ученого снова арестовывают с привлечением «к ответственности за контрреволюционную деятельность». В заключении он пробудет до 3 января 1923 г. С 10 мая дело прекращено.

19 октября 1930 г. Николай Романович арестовывается повторно. На этот раз по делу Промышленной партии (Промпартии). Не смотря на то, что суд оправдал ученого, его по постановлению Особого совещания при Коллегии ОГПУ от 30.04.1931 г. на основании ст. 58 – 10 УК РСФСР по статье 58 – 10 приговаривают к заключению сроком на 3 года с отбыванием заключения в концлагере. Причиной решения о заключении стала политика, проводимая руководством страны в отношении специалистов: «...Только условия работы в военизированной обстановке способны обеспечить эффективную деятельность специалистов в противовес разлагающей обстановке гражданских учреждений»13, – писал в письме Молотову заместитель председателя ОГПУ Г.Г. Ягода. Во время заключения Брилинг заведовал ОКБ по проектированию автомобильных, танковых и авиационных двигателей. Всю свою жизнь Николай Романович успешно сочетал научную, педагогическую, инженерную, организационную и общественно-политическую деятельность. Известно, что с 1918 г. Брилинг начал организацию Научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института НАМИ. Именно это научное учреждение послужило основой для создания в последующем ведущих в нашей стране научно-исследовательских институтов НАТИ, ЦИАМ. Одновременно с научной и организаторской деятельностью Н.Р. Брилинг преподавал в высших учебных заведениях страны, в частности, он был профессором МВТУ. Для характеристики многогранной деятельности Н.Р. Брилинга можно отметить его огромный вклад в теорию и практику турбостроения, автостроения и авиастроения. Он участвовал в постройке нефтепроводов и автодромов, в создании газовых турбин и тепловых двигателей самого различного назначения: от самолетных до тракторных, участвовал в автомобильных и аэросанных пробегах, проводил большую работу в военных учебных заведениях, в частности, в Академии бронетанковых и механизированных войск. Один из ранних документов НАМИ: стенограмма заседания коллегии НАМИ за 1926 г. явствует о том, что Брилинг выступал с докладом по вопросу об испытании авиамотора НАМИ-сто, и не только по этому вопросу, но и по всем другим он давал свои комментарии. Вскоре, в 1928 г., он ушел с поста руководителя НАМИ. Несколько раз привлекался к ответственности за контрреволюционную деятельность, получил 3 года ИТЛ, заведовал ОКБ по проектированию автотанковых и авиационных двигателей НКВД. Судебным решением Коллегии ОГПУ от 14 декабря 1931 г. освобожден досрочно. Будучи профессором Московского Автодорожного института МАДИ руководил созданием первого советского малолитражного автомобиля НАМИ-1. Опытные образцы шасси НАМИ-1 были готовы уже к 1 мая 1927 г. В 1931 г., когда с конвейера в Нижнем Новгороде уже сходили «Красные форды» – ГАЗЫ, производство московских малолитражек свернули. Последняя из них несла порядковый номер 512, только один экземпляр автомобиля можно увидеть в московском Политехническом музее. В основном они касаются вопросов двигателестроения, именно быстроходных двигателей, создания газовых турбин. 15 апреля 1946 г. им была подана заявка к бюро изобретений Государственной плановой комиссии совета министров СССР на выдачу авторского свидетельства на «Рациональный ультракороткоходный высокооборотный дизель»14. Рассмотрев материалы заявки бюро изобретений Госплана СССР не нашло оснований к выдаче авторского свидетельства, объясняя тем, что многие вопросы, касающиеся данного изобретения, нашли освещение в литературе и что определение оптимального отношения хода поршня к диаметру цилиндра является обычной задачей проектировщика и это не может рассматриваться как изобретение. Семейство опытных двигателей, спроектированных в период с 1945 по 1959 гг. в особом Конструкторском бюро Николая Романовича Брилинга при НАМИ прошли всесторонние стендовые и дорожные испытания. По экономичности и весовым показателям эти двигатели превышали известные в то время зарубежные двигатели.

Следует также отметить, что основы, заложенные Николаем Романовичем в рассматриваемый класс двигателей, целиком и полностью использованы в патентной заявке, выданной в США.

2.2. Бердяев Н.А.

Другим антисоветским интеллигентом на высылку из страны был Н.А. Бердяев. Бердяев Николай Александрович15 (6 MP 1874-24 MP 1948) – философ, мистик, близкий к экзистенциализму. В молодости увлекался социал-демократическими идеями, «легальным марксизмом», затем стал активным антимарксистом и антикоммунистом. Один из учредителей «Московских совещаний» и «Совета общественных деятелей». Как мыслитель, философ, а по убеждениям – определенный монархист, был идеологом монархической идеи. С другой стороны, давал идеологическое обоснование революции и различных явлений революции, в том числе коммунистического течения. В 1909 г. – участник сборника «Вехи». В 1918 – 1922 гг. – организатор и председатель «Вольной академии духовной культуры». В типологию «русской души» включал такие «начала», как утопизм, нигилизм, анархия, экстремизм, фанатизм и тоталитаризм. В своих работах Н.А. Бердяев признал крах «русской идеи» – сделать Москву третьим Римом16, т.е. сделать Россию религиозным и государственным центром всего христианского мира. 31 августа 1922 г. был выслан «философским пароходом» за границу. Жил в Париже, основал религиозно-философский журнал «Путь» и издательство «Христианский союз молодёжи». Оказал большое влияние на развитие экзистенциализма и персонализма. Умер: 24 марта 1948 г. Можно только сказать, что Бердяев – самый известный на Западе русский философ, творец «нового религиозного сознания» – дал свой оригинальный и глубокий взгляд на историческую судьбу России, свое понимание истоков и трагедии русского коммунизма. Что же он противопоставил коммунизму? Духовную свободу и свободную личность – как высшие ценности. Революция не несет в себе созидательного творческого начала – это голое отрицание, продукт рабского сознания. Социализм – не что иное, как лжерелигия, демонизм, который все вопросы жизни сводит к куску хлеба, порождает убогое и злобное мещанство, принудительное равенство в нищете духа и тела. И освободить человека, от внешнего насилия мало – это значит освободить не человека, а зверя, – необходимо реализовать его внутреннюю свободу, которую нельзя купить ни за какие блага мира. Презиравший политику Бердяев говорил: «Я всегда был ничьим человеком, был лишь своим собственным человеком, человеком своей идеи, своего призвания, своего искания истины»17, – он, тем не менее, неизменно оказывался в эпицентре политической борьбы – именно потому, что публично, во весь голос решал извечную русскую загадку: как быть свободным в мире несвободы. И голос этот вызывал мощное эхо, к нему прислушивались все: и друзья, и враги, – кто с горячей симпатией, кто с нескрываемой злобой. Голос этот проникал к людям даже тогда, когда ему был закрыт доступ в советскую печать, – через неподцензурную литературу, летучие списки самиздата. При допросе Николаю Александровичу задавались вопросы о его отношении к власти, взгляды на политику Советской власти в области высшей школы, отношение к партийности. На вопрос каковы ваши взгляды на структуру Советской власти и на систему пролетарского государства Бердяев ответил, что по своим убеждениям он не может встать на классовую точку зрения, но и одинаково узкой считал идеологию дворянскую, крестьянскую, буржуазную и пролетариата. Он считал демократию ошибочной, потому что она стоит на точке зрения большинства18... 17 августа Бахвалов вызывает Бердяева и говорит ему ошеломляющую новость: решением ГПУ он за антисоветскую деятельность высылается за границу. «Когда мне сказали, что меня высылают, у меня сделалась тоска, – вспоминал Бердяев. – Я не хотел эмигрировать, и у меня было отталкивание от эмиграции, с которой я не хотел слиться. Но вместе с тем было чувство, что я попаду в более свободный мир и смогу дышать более свободным воздухом...»19. Вернуться в свое отечество Николаю Александровичу Бердяеву уже не будет суждено. Он умрет в Кламаре, под Парижем, в 1948 году – знаменитым ученым с мировым именем.

   

III. Заключение.

В начале 1920 г. перед ВЧК и его органами на местах была поставлена задача вести гласный и негласный надзор за политическими партиями, группами и лицами. В августе того же года, по указанию руководства страны, в связи «со значительным расширением числа антисоветских партий Чрезвычайная комиссия серьезно приступила «к точному учету всех членов антисоветских партий». «Операция» против инакомыслящих представляла собой не одномоментное действие, а серию последовательных акций, направленных на изменение ситуации в разных социально-политических «сегментах» республики Советов. Можно выделить следующие ее основные этапы: 1) аресты и административные ссылки врачей, участников 2-го Всероссийского съезда врачебных секций и секции врачей Всемедикосантруда – 27 – 28 июня; 2) репрессии вузовской профессуры – 16 – 18 августа, 3) «профилактические» мероприятия в отношении «буржуазного» студенчества – с 31 августа на 1 сентября 1922 г. Добавим, что в этот же период проходили аресты руководителей политических партий, оппозиционных большевикам.

Главной причиной высылки интеллигенции являлось неуверенность руководителей советского государства в своей способности удержать власть после окончания Гражданской войны. Также большевистское руководство понимало, что оживление мелкобуржуазных отношений неминуемо вызовет всплеск политических требований о свободе слова, а это представляло прямую угрозу смены социального строя.

Замысел этой акции начал вызревать у большевиков ещё зимой 1922 г., когда они столкнулись с массовыми забастовками профессорско-преподавательского состава вузов и оживлением общественного движения. Высылка интеллигенции была спланированной, масштабной политической акцией, тщательно организованной руководством компартии и проведенной ГПУ.

Основная репрессивная операция была проведена 16 – 18 августа 1922 г. Среди заключенных в тюрьмы ГПУ или оставленных под домашним арестом оказались известнейшие философы, историки, правоведы, писатели и литераторы, экономисты и финансисты, математики, инженеры и естественники, деятели кооперативного движения, врачи.. Все они были допрошены или дали ответы на заранее подготовленные вопросы об отношении к советской власти и проводимой большевиками политике. С арестованных были взяты две подписки: обязательство не возвращаться в советскую Россию и выехать за границу за свой счет. Кроме вещей разрешалось взять небольшое количество валюты по 20 долларов на человека, но ее не было, так как за её хранение полагалось тюрьма, а в отдельных случаях даже и казнь. Власть выдворяла из страны людей составлявших цвет нации, без средств к существованию. 29 сентября 1922 г. из Петрограда отплыл первый философский пароход «Обербургмистр – Хакен», пассажиром которого и был философ Н.А. Бердяев. 17 ноября 1922 г. из Петрограда отплыл второй пароход «Пруссия», на котором в изгнание отправились еще 17 человек. Необходимо отметить, что в защиту арестованных поступали ходатайства от государственных и общественных организаций, и даже от не которых большевистских руководителей лично знавших заключенных. Еще накануне отправки за границу, 31 августа на заседании комиссии по высылке под председательством Ф.Э. Дзержинского в результате ходатайства было оставлено 9 питерцев и 19 москвичей. Таким образом, при повторном рассмотрении дел было решено оставить ту часть интеллигенции, которая может ещё принести пользу стране. Таким образом, можно сделать вывод, что страна оставляла только нужных ей людей. С другой стороны, высылка многим спасла жизнь. Ведь те, кто остался в России: Густав Шпет, Павел Флоренский – были потом расстреляны. Интересно и то, что до революции Николай Бердяев написал всего две книги, а за рубежом выпустил несколько десятков. Подобный рост творческой активности наблюдался не только у него. Я думаю, что от тоски по Родине они спасались своей философской работой.

 

IV. Источники и литература:

а)    источники:

1.   Год 1922. «Философский пароход» // Родная газета. – 27.09.2007. – № 32 // (http://www.Rodgaz.ru//)

2.   Письмо И.В. Сталину. 21.02.1922 г. // Отечественные архивы. – 2003. –  № 1.

3.   Письмо И.Ф. Дзержинскому. 19.05.1922 г. // Отечественные архивы. – 2003. – № 1.

4.   Очистим Россию надолго // Отечественные архивы. – 2003. – № 1.

   

б)   литература:

1.     Карасев А.В., Кузнецов В.Е. Николай Романович Брилинг. – М., 2006.

2.     Макаров В.Г., Христофоров B.C. Пассажиры философского парохода (Судьбы интеллигенции, репрессированной летом-осенью 1922 г.) // Вопросы философии. – 2003. – № 7.

3.     Очистим Россию надолго. К истории высылки интеллигенции в 1922 г. // Отечественные архивы. – 2003. – № 1.

4.     Репняков А.В. Рецензия на монографию Гловацкого М.Е. «Философский пароход»: год 1922-й: Историографические этюды». –Екатеринбург, 2002.

5.     Телескоп: Научный альманах. Специальный выпуск. Историко-архивное восстановление имен и достижений Отечества. – Самара: Изд-во «НТЦ», 2008.

           

V. Приложения.

Приложение 120

 

Письмо В.И. Ленина Ф.Э. Дзержинскому.

 

т. Дзержинский! К вопросу о высылке за границу писателей и профессоров, помогающих контрреволюции. Надо это подготовить тщательнее. Без подготовки мы наглупим. Прошу обсудить такие меры подготовки. Собрать совещание Мессинга, Манцева и еще кое-кого в Москве. Обязать членов Политбюро уделять 2-3 часа в неделю на просмотр ряда изданий и книг, проверяя исполнение, требуя письменных отзывов и добиваясь присылки в Москву без проволочки всех некоммунистических изданий. Добавить отзывы ряда литераторов-коммунистов (Стеклова, Ольминского, Скворцова, Бухарина и т.д.). Собрать систематические сведения о политическом стаже, работе и литературной деятельности профессоров и писателей. Поручить все это толковому, образованному и аккуратному человеку в ГПУ. Мои отзывы о питерских двух изданиях: «Новая Россия» № 2. Закрыта питерскими товарищами. Не рано ли закрыта? Надо разослать ее членам Политбюро и обсудить внимательнее. Кто такой ее редактор Лежнев? Из «Дня»? Нельзя ли о нем собрать сведения? Конечно, не все сотрудники этого журнала кандидаты на высылку за границу. Вот другое дело питерский журнал «Экономист», издание XI отдела Русского технического общества. Это, по-моему, явный центр белогвардейцев. В № 3 (только третьем!!! Это nota bene!) напечатан на обложке список сотрудников. Это, я думаю, почти все – законнейшие кандидаты на высылку за границу. Все это явные контрреволюционеры, пособники Антанты, организация ее слуг и шпионов и растлителей учащейся молодежи. Надо поставить дело так, чтобы этих «военных шпионов» изловить, и излавливать постоянно, и систематически и высылать за границу. Прошу показать это секретно, не размножая, членам Политбюро, с возвратом Вам и мне, и сообщить мне их отзывы и Ваше заключение.

Приложение 221

 

Таблица 1

 

ПРИМЕРНЫЙ СПИСОК ВЫСЫЛАЕМЫХ (ПО ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ) *

 

п/п

Категории высылаемых

Число

репрессированных

Примечание

1

Врачи

43

 

2

Профессура; педагоги, научные работники

69

Из них

профессиональных философов – 11 человек

3

Инженеры

10

Из них 4 – профессора вузов

4

Юристы

7

 

5

Писатели, журналисты, литераторы

29

 

6

Экономисты, агрономы, кооператоры (11)

22

 

7

Студенты

34

 

9

Отсутствуют точные сведения о месте работы и профессии

10

Частично имеются данные о профессии (в какую категорию высланных входил)

10

Не обнаружены биографические данные (есть только фамилия)

29

Из них о 6-ти нет сведений ни о профессии, ни полных биографических данных

 

ВСЕГО  – 224

 

* В графе «профессия» указана должность, а не специальность по образованию. Например: «профессор-юрист» попадает в графу «педагоги, профессора», а не юристы.

 

Таблица 2

 

ДАННЫЕ О РЕПРЕССИЯХ В ОТНОШЕНИИ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

ЛЕТОМ – ОСЕНЬЮ 1922 г.

 

№ п/п

Виды репрессий

Количество (чел.)

Примечание

1

Высланы за границу

78

 

2

Подвергнуты

адмссылке

57

Из них студентов

– 7

3

Высылка отменена

33

 

4

Осуждены

2

 

5

Сведения

отсутствуют

54

 
 

ВСЕГО – 224

   
   

Приложение 3.23





Приложение 4.24


















1 Приложение 1

2Приложение 4

3 Карасев А.В., Кузнецов В.Е. Николай Романович Брилинг. – М., 2006.

4 Макаров В.Г., Христофоров B.C. Пассажиры философского парохода (Судьбы интеллигенции, репрессированной летом-осенью 1922 г.) // Вопросы философии. – 2003. – № 7. – С. 116.

5Письмо. – С. 19. Приложение 4.

6 Письмо В.И. Ленина Ф.Э. Дзержинскому от 19.05.1922 г. // Очистим Россию надолго. К истории высылки интеллигенции в 1922 г. // Отечественные архивы. – 2003. – № 1. – С. 16.

7 Очистим Россию надолго // Отечественные архивы. – 2003. – № 1. – С. 36.

8 Репняков А.В. Рецензия на монографию М.Е. Гловацкого «Философский пароход»: год 1922-й: Историографические этюды». – Екатеринбург, 2002. – С. 42.

9 Год 1922. «Философский пароход» // Родная газета. – 27.09.2007. – № 32 // (http://www.Rodgaz.ru//index)

10 Макаров В.Г., Христофоров B.C. Пассажиры философского парохода (Судьбы интеллигенции, репрессированной летом-осенью 1922 г.) // Вопросы философии. – 2003. – № 7. – С. 120.

11 Очистим Россию надолго // Отечественные архивы. – 2003. – № 1. – С. 58.

12 Карасев А.В., Кузнецов В.Е. Николай Романович Брилинг. – М., 2006. – С. 15.

13 Карасев A.B., Кузнецов B.E. Николай Романович Брилинг. – М., 2006. – С. 25.

14 Телескоп: Научный альманах. Специальный выпуск. Историко-архивное восстановление имен и достижений Отечества. – Самара: Изд-во «НТЦ», 2008. – С. 174 – 176.

15 Бердяев Н.А. // Автобиография. // Бердяев Н.А. // Самопознание. – М., 1991. – С. 351.

16 Бердяев Н.А. // Истоки и смысл русского коммунизма. – С. 118.

17 Бердяев H.А. // Самопознание. – Москва, 1991. – С. 311.

18 Бердяев H.А.// Автобиография. – Москва,1991. – С. 351 // Бердяев H.А.// Самопознание. М., 1991. – С. 357-358.

19 Там же.

20 Письмо И.Ф.  Дзержинскому. 19.05.1922  г. // Очистим Россию надолго. К истории высылки интеллигенции в 1922 г. // Отечественные архивы. – 2003 . – № 1.

21 Макаров В.Г., Христофоров B.C. Пассажиры философского парохода (Судьбы интеллигенции, репрессированной летом-осенью 1922 г.) // Вопросы философии. – 2003. – № 7. – С. 126.

23 Федеральная архивная служба России // Российский государственный архив социально-политической истории // Списки «Активно антисоветской интеллигенции» Москвы и Петрограда составленные комиссией в составе: Л.Б. Каменева, Д.И. Курского, И.С. Уншлихта 31 июля 1922г. // в публикации: А.Н. Артизов // «Очистим Россию надолго» // К истории высылки интеллигенции в 1922г.

24 Федеральная архивная служба России // Российский государственный архив социально-политической истории // Центральный архив ФСБ России // Списки «Активно антисоветской интеллигенции» Москвы и Петрограда.

Все статьи

РГАНТД
РГАНТД